Архивы

Владимир КОРЕНЕВ

Мой дом — в березовом краю

Страницы воспоминаний

   Выпрыгиваю из вагона — темно, а вдали, в морозном воздухе, висят золотые шары фонарей. Где-то за этими огнями, над тихой речкой Вели, стоят старые осанистые березы, а над ними высятся, уходя в поднебесье, громады Буреинского хребта. Я люблю бродить среди берез, они мне кажутся живыми, всепонимающими и почеловечески доверчивыми.

   Первый раз я приехал сюда в 1964 году, когда Березовый только начинался; стояло всего несколько домиков лесорубов в белой кипени берез. А в следующем году рощу проредили — поселок теснил березы к Вели. В последний свой приезд пришел я к роще, узкой полоской прижавшейся к обмелевшей Вели, — повырубили березы.

   И вот я снова здесь. Снег поскрипывает под ногами, вверху яростно светят звезды. Какие они крупные! И какой чистый, тонко пахнущий лесом и морозцем животворный воздух здесь! Я прохожу рощей из конца в конец, прежде чем выйти на дорогу. Третий час ночи. Да, в эти необжитые места стремительным потоком ворвалась новая большая жизнь.

Дальневосточная Республика Часть 1

Дальневосточная  Республика Часть 1

   Сто лет назад на карте планеты появилось новое государство – Дальневосточная Республика. Которое просуществовало два с половиной года. Создание Дальневосточной республики устраивало не только большевиков, но и страны Антанты, которые глубоко увязли в дальневосточной кутерьме и не знали, как теперь выпутаться из сложившегося положения. Создание на значительной территории восточной окраины России вроде бы как «суверенного демократичного» государства без «большевистского гнета» оправдывало цель их пребывания здесь. Теперь они могли с чувством исполненного долга выводить свои войска. Демократия восторжествовала! Представители всех партий с радостью приветствовали достигнутые соглашения об уходе интервентов, не задумываясь о своей дальнейшей судьбе на примере Советской России. Правда госдепартамент США, зная повадки большевиков и, не желая оставлять им на съедение этих наивных детей от политики, вручил послу Японии в Вашингтоне меморандум, в котором говорилось: «Американское правительство не будет иметь никаких возражений, если у Японии возникнет решение продолжать одностороннее размещение своих войск в Сибири или послать подкрепление в случае необходимости…» Сами американцы, как и другие страны Запада предпочитали в данном случае «умыть руки» и сохранить свое реноме.

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ РОССИИ Часть 2

 ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ РОССИИ Часть 2

  Партизаны вошли в Хабаровск, Благовещенск и другие города Приамурья, где создали свои правительства: ревкомы, военно-революционные штабы, одним словом – «советскую власть», как они ее понимали. В Амурской области, там, где не было интервентов, был создан большевистский Временный исполком Совета рабочих, крестьянских, солдатских и казачьих депутатов (Благовещенск).

Истории Дальнего Востока

История Дальнего Востока   История Дальнего Востока России – штука загадочная донельзя. Особенно в массовом сознании. Причем, не только в сознании тех, кто смотрит на него извне, но и в сознании самих дальневосточников. (Леонид Бляхер)

Н. Спижевой

 СВЯТИЛИЩЕ «БОГАТЫРЬ ДЖЕРМЕНЬ»

   Вопрос о религиозных представлениях населения Приамурья в средневековье достаточно важен. На сегодняшний день принято считать, что шаманизм – основная форма религии в археологических культурах мохе и покровской (амурские чжурчжени) на Среднем и Нижнем Амуре в IX–XIII веках. Рассмотрим, когда и на каком этапе он появился в этих двух средневековых культурах, различающихся в деталях, но единых в генезисе.

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ РОССИИ Часть 1

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ РОССИИ Часть 1

    Власть большевиков от Владивостока до Волги оказалась сброшенной. К сентябрю 1918 года в Уфе при поддержке восставших чешских частей было сформировано эсеро-кадетское правительство Директории. Новая власть переехала в Омск и вскоре была признана на большей части освобожденных от большевиков территорий Сибири и Дальнего Востока. Однако это правительство не пользовалось популярностью ни у союзников, ни у офицерства, ни у казаков.

Д.Л. Бродянский, Г.Д. Павлишин

   ЭТНОГРАФИЯ НА ФОНЕ ДАЛЬНЕВОСТОЧНОЙ АРХЕОЛОГИИ

   Более сорока лет тому назад во Владивостоке в ДВГУ время от времени встречались друг с другом молодые тогда преподаватель-археолог с художником-этнографом, повышающим здесь образование, то есть со студентом-заочником. Студент рассказывал такие увлекательные вещи из своей экспедиционной практики, что археолог ставил ему пятерки «автоматом» – редкостное событие для чемпиона по числу выставляемых двоек.

   Прошли десятилетия. Археолог ныне – седой профессор, автор книг по систематизации памятников, форм и сюжетов древнего искусства в Приморье, на юге Дальнего Востока, горячий популяризатор выдающихся и близких ему археологов и петрологов… Бывший студент-этнограф – народный художник России, прославляющий своими работами страну… И вот в 2011-м, в начале полевого, увы, пропадающего сезона у археолога, художник привез ему во Владивосток коллекцию красочно зарисованных им в 1967 г. в нанайском селе- Кондон (Комсомольский район Хабаровского края) погребальных домиков и поминальных национальных аксессуаров. Рисунки безукоризненно точны, но и поэтичны, документальность композиционно слиянна с природой – в ее ореоле и с образами современных людей. Идеальные иллюстрации к научной нформации об определенном этнобытовом явлении, берущем исток в глубокой древности, имеющим место и поныне – остатки мистической опытности времен языческой похоронной обрядности.

Виктор ИШАЕВ

Виктор ИШАЕВ

ВРЕМЕНА НЕ ВЫБИРАЮТ

(предисловие книги В.И. Ишаева “Никто пути пройденного у нас не отберёт…”)

   С легкой руки какого-то писателя девяностые годы стали у нас называть не иначе как «лихие»… А они ведь были очень разные, эти годы. Если говорить о политике, то это годы смутные и даже трагические. В памяти будут всегда развал Советского Союза, август девяносто первого и октябрь девяносто третьего. Если об экономике, то их можно тоже определить по-разному – и годы анархии, разграбление государства, что назвали приватизацией, время появления первых олигархов и бандитского беспредела. А с другой стороны, именно тогда стали появляться первые предприниматели, которые были настроены на честную работу и надеялись не на мифическое государство, а на собственные силы и инициативу. Словом, какую сферу ни возьми, можно оценивать это переломное для всей страны, да и для каждого человека время по-разному, с позиций полярных.