Архивы

Первые учебные заведения Хабаровска

   Первые учебные заведения Хабаровска

   Россия никогда не славилась щедростью ассигнований на нужды просвещения. Еще в 1824 году, в пушкинские времена, министр просвещения А. С. Шишков сформулировал теоретическую подоплеку для оправдания сугубо скромных расходов на образование. «Обучать грамоте весь народ,— писал министр, — принесло бы более вреда, чем пользы». Этот тезис встретил полное сочувствие у отечественных ретроградов, его, в той или иной мере, придерживались и последующие министры просвещения России С. С. Уваров, Д. А. Толстой, И. Д. Делянов. Тезис поддерживала и реакционная пресса. «О необходимости образования трещат все газеты,— раздраженно писал в 1885 году князь Мещерский, редактор и издатель еженедельной газеты «Гражданин», — но кто будет обрабатывать крестьянские поля? Не составляет ли образование крестьян страшную гангрену для нашего отечества? Не заразят ли грамотеи из мужиков своей варварской пропагандой анархизма остальных крестьян?»

Владимир КОРЕНЕВ

Мой дом — в березовом краю

Страницы воспоминаний

   Выпрыгиваю из вагона — темно, а вдали, в морозном воздухе, висят золотые шары фонарей. Где-то за этими огнями, над тихой речкой Вели, стоят старые осанистые березы, а над ними высятся, уходя в поднебесье, громады Буреинского хребта. Я люблю бродить среди берез, они мне кажутся живыми, всепонимающими и почеловечески доверчивыми.

   Первый раз я приехал сюда в 1964 году, когда Березовый только начинался; стояло всего несколько домиков лесорубов в белой кипени берез. А в следующем году рощу проредили — поселок теснил березы к Вели. В последний свой приезд пришел я к роще, узкой полоской прижавшейся к обмелевшей Вели, — повырубили березы.

   И вот я снова здесь. Снег поскрипывает под ногами, вверху яростно светят звезды. Какие они крупные! И какой чистый, тонко пахнущий лесом и морозцем животворный воздух здесь! Я прохожу рощей из конца в конец, прежде чем выйти на дорогу. Третий час ночи. Да, в эти необжитые места стремительным потоком ворвалась новая большая жизнь.

Дальневосточная Республика Часть 1

Дальневосточная  Республика Часть 1

   Сто лет назад на карте планеты появилось новое государство – Дальневосточная Республика. Которое просуществовало два с половиной года. Создание Дальневосточной республики устраивало не только большевиков, но и страны Антанты, которые глубоко увязли в дальневосточной кутерьме и не знали, как теперь выпутаться из сложившегося положения. Создание на значительной территории восточной окраины России вроде бы как «суверенного демократичного» государства без «большевистского гнета» оправдывало цель их пребывания здесь. Теперь они могли с чувством исполненного долга выводить свои войска. Демократия восторжествовала! Представители всех партий с радостью приветствовали достигнутые соглашения об уходе интервентов, не задумываясь о своей дальнейшей судьбе на примере Советской России. Правда госдепартамент США, зная повадки большевиков и, не желая оставлять им на съедение этих наивных детей от политики, вручил послу Японии в Вашингтоне меморандум, в котором говорилось: «Американское правительство не будет иметь никаких возражений, если у Японии возникнет решение продолжать одностороннее размещение своих войск в Сибири или послать подкрепление в случае необходимости…» Сами американцы, как и другие страны Запада предпочитали в данном случае «умыть руки» и сохранить свое реноме.

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ РОССИИ Часть 2

 ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ РОССИИ Часть 2

  Партизаны вошли в Хабаровск, Благовещенск и другие города Приамурья, где создали свои правительства: ревкомы, военно-революционные штабы, одним словом – «советскую власть», как они ее понимали. В Амурской области, там, где не было интервентов, был создан большевистский Временный исполком Совета рабочих, крестьянских, солдатских и казачьих депутатов (Благовещенск).

Истории Дальнего Востока

История Дальнего Востока   История Дальнего Востока России – штука загадочная донельзя. Особенно в массовом сознании. Причем, не только в сознании тех, кто смотрит на него извне, но и в сознании самих дальневосточников. (Леонид Бляхер)

Н. Спижевой

 СВЯТИЛИЩЕ «БОГАТЫРЬ ДЖЕРМЕНЬ»

   Вопрос о религиозных представлениях населения Приамурья в средневековье достаточно важен. На сегодняшний день принято считать, что шаманизм – основная форма религии в археологических культурах мохе и покровской (амурские чжурчжени) на Среднем и Нижнем Амуре в IX–XIII веках. Рассмотрим, когда и на каком этапе он появился в этих двух средневековых культурах, различающихся в деталях, но единых в генезисе.

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ РОССИИ Часть 1

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ РОССИИ Часть 1

    Власть большевиков от Владивостока до Волги оказалась сброшенной. К сентябрю 1918 года в Уфе при поддержке восставших чешских частей было сформировано эсеро-кадетское правительство Директории. Новая власть переехала в Омск и вскоре была признана на большей части освобожденных от большевиков территорий Сибири и Дальнего Востока. Однако это правительство не пользовалось популярностью ни у союзников, ни у офицерства, ни у казаков.

Д.Л. Бродянский, Г.Д. Павлишин

   ЭТНОГРАФИЯ НА ФОНЕ ДАЛЬНЕВОСТОЧНОЙ АРХЕОЛОГИИ

   Более сорока лет тому назад во Владивостоке в ДВГУ время от времени встречались друг с другом молодые тогда преподаватель-археолог с художником-этнографом, повышающим здесь образование, то есть со студентом-заочником. Студент рассказывал такие увлекательные вещи из своей экспедиционной практики, что археолог ставил ему пятерки «автоматом» – редкостное событие для чемпиона по числу выставляемых двоек.

   Прошли десятилетия. Археолог ныне – седой профессор, автор книг по систематизации памятников, форм и сюжетов древнего искусства в Приморье, на юге Дальнего Востока, горячий популяризатор выдающихся и близких ему археологов и петрологов… Бывший студент-этнограф – народный художник России, прославляющий своими работами страну… И вот в 2011-м, в начале полевого, увы, пропадающего сезона у археолога, художник привез ему во Владивосток коллекцию красочно зарисованных им в 1967 г. в нанайском селе- Кондон (Комсомольский район Хабаровского края) погребальных домиков и поминальных национальных аксессуаров. Рисунки безукоризненно точны, но и поэтичны, документальность композиционно слиянна с природой – в ее ореоле и с образами современных людей. Идеальные иллюстрации к научной нформации об определенном этнобытовом явлении, берущем исток в глубокой древности, имеющим место и поныне – остатки мистической опытности времен языческой похоронной обрядности.