История Приамурья | videolain

История Приамурья

Старый Хабаровск

   ИСТОРИЯ ПРИАМУРЬЯ. Старый Хабаровск

   Дорогой читатель, предлагаем Вашему вниманию очерк об истории старого Хабаровска. Мы расскажем о малоизвестном  периоде: от  основания военного поста Хабаровки в 1858 году до Октябрьской революции 1917 года.  Первые годы и даже десятилетия Хабаровкой управлял командир поста. Он отвечал за все: за строительство домов, снабжение людей провизией, поддержание порядка, размещение поселенцев, за вырубку леса на строительство и топливо. Сначала постом командовал Яков Васильевич Дьяченко, затем эту должность занял брат быстро шедшего в гору первого военного губернатора Амурской области Н. В. Буссе. Если о Дьяченко оставили воспоминания и М. И. Венюков, и А. И. Петров, и П. А. Кропоткин, и другие люди, посетившие Хабаровку в первые годы ее существования, то о «брате»,  подполковнике Б. В. Буссе, история, как говорится, умалчивает, из чего можно сделать вывод о том, что он был вполне посредственной, заурядной фигурой.

ИСТОРИЯ ПРИАМУРЬЯ. Старый Хабаровск

   В 1865 году военный пост Хабаровка (его нередко, иногда ошибочно, именовали по казачьему станицей) имел церковь, 59 казенных домов и 140 частных, не считая сараев и прочих нежилых построек. В Хабаровке проживали 943 военных лица и 351 гражданское лицо, официально было зарегистрировано 14 торговых лавок, в которые наведывались и обитатели ближайших стойбищ. Шла борьба за каждого покупателя, причем успех сопутствовал тем купцам, которые лучше знали запросы клиентуры, старались в точности исполнять принятые заказы. Все жители Хабаровки знали друг друга в лицо, ни одно событие не проходило мимо начальника поста, он также следил за тем, чтобы во вверенном ему посту исполнялись все законы Российской империи. Гражданские лица в значительной степени чувствовали себя вполне самостоятельно, их прямое начальство находилось далеко, потому согласовывалось не каждое решение. Такая независимость высоко ценилась. Несмотря на формальное отсутствие органа управления, ради решения общей задачи хабаровчане объединялись в различные кружки, группы и общества, не полагаясь на высшую администрацию в Иркутске. «Свое» начальство — первый военный губернатор Приморской области контр-адмирал П. В. Каза­кевич — местную инициативу, если она способствовала дальнейшему развитию края, поддерживало и мелкой опекой не занималось. Вплоть до 1880 года, когда вместо Николаевска резиденцией области решили сделать Хабаровку, ее жители чувствовали себя вольготно.

ИСТОРИЯ ПРИАМУРЬЯ. Старый Хабаровск

   Согласно «Высочайшего повеления» от 28 апреля 1880 года управление Приморской области, в целях улучшения административного руководства, из Николаевска переведено в Хабаровку, которую для солидности возвели в ранг города, хотя в этом городе едва насчи­тывалось 3 тысячи жителей и не имелось совершенно никаких средств на неотложные нужды города. В своем письме министру внутренних дел от 3 сентября 1883 года генерал-губернатор Восточной Сибири Д. Г. Анучин пишет: «Городское управление Хабаровки вошло с ходатайством о выдаче ему (городу.— Авт.) из казны ссуды в 50 тыс. руб. на первоначальное устройство улиц, площадей, пожарную команду, училище и прочее. Ходатайство это еще не рассматривается». Напомним, что бюджет, например в 1881 году, по приходу составлял 7 тысяч рублей, а по расходу — 8 тысяч. В этих пределах бюджет держался до 1886 года, в котором приход увеличился до 27,5 тысячи рублей.

   И неудивительно, что в те годы Хабаровка являла вид довольно беспорядочный, неустроенный и неухоженный. Вот как в те годы выглядела столица области по «воспоминаниям современницы: «По среднему холму, па­раллельно реке, шли три улицы, застроенные маленькими деревянными домиками. На главной улице (ныне улица Шевченко.— Авт.) — три лавки со всевозможным товаром: ситцы, шерстяные, бумажные материи, обувь, крупа, мука, макароны, чай, сахар… Перпендикулярно реке была еще одна улица (ныне улица Муравьева-Амурского), мало застроенная, в конце ее, уже почти в лесу, находилась телеграфная станция… на левом холме, на высоком берегу,— постовой лазарет, казенная аптека (ныне улица Серышева), ИСТОРИЯ ПРИАМУРЬЯ. Старый Хабаровскниже — маленькая деревянная церковь, окруженная могилами (последняя служба в церкви была 11 октября 1898 года). Вместо нее выстроена каменная церковь под тем же названием — Иннокентьевская. Холмы разделялись один от другого глубокими оврагами, в которых журчали речки, вернее ручейки: Плюснинка (там, где она текла, ныне Уссурийский бульвар.— Авт.) и Чардымовка (ныне Амурский бульвар.— Авт.). Переезжали по ним вброд, а для пешеходов были переброшены сходни».

   Военный губернатор Приморской области Михаил Павлович Тихменев, известный на Амуре как начальник штаба области, прослуживший в ней 17 лет, приехал в Хабаровку осенью 1880 года вместе с женой и тремя сыновьями подростками. Вместе с ними прибыли гувернер француз и учитель из русских, только что окончивший Петербургский университет.

   Следует сказать, что он свою службу в Приамурском крае прервал для участия в русско-турецкой войне 1877 — 1878 годов. Отличившийся в этой войне М. П. Тихменев, человек живой, горячий, прямой и честный, «искренне любил край, желал принести ему пользу». Принимая решение, он не полагался на одно лишь собственное мнение, советовался со старожилами, делал представления генерал-губернатору Восточной Сибири Д. Г. Анучину, которого современники прозвали «бумажным губернатором», настолько он любил все утрясать, согласовывать, визировать — словом, «давать ход». М. П. Тихменеву принадлежала идея завозить крестьян-переселенцев не сухопутным, а морским путем, что обходилось дешевле и быстрей. Проект этот три года блуждал по канцелярским дебрям, оброс массой оговорок, инструкций, в которых трудно было разглядеть существо дела. Проект утвердили тогда, когда его инициатора на Дальнем Востоке уже не было.

   В начале ноября 1880 года Тихменев издал приказ о запрете строить дома и возводить все другие постройки, без специального на то разрешения, «на всем пространстве между садом, Хабаровской улицей и речкой Плюснинкой». (Переходя на современный план города, запрет касался «пространства» между Центральным парком культуры и отдыха, улицей Муравьева-Амурского и Уссурийским бульваром. Участок этот теперь входит составной частью в понятие «центр Хабаровска».— Авт.)

ИСТОРИЯ ПРИАМУРЬЯ. Старый Хабаровск

   В 1880 году первым старостой Хабаровки стал купец 2-й гильдии Иван Матвеевич Протодьяконов. Он был обязан осуществлять связь между администрацией и «обывателями», то есть гражданами города. Но ему недолго пришлось служить вместе с Тихменевым, ибо у последнего участились трения с иркутским начальством, к тому же ухудшилось здоровье супруги. Словом, в следующем году он уехал, прослужив в Хабаровке всего 9 месяцев. Все же Тихменев остался в памяти горожан как первый почетный гражданин города Хабаровки, в его честь одна из центральных улиц (ныне улица Серышева) названа была Тихменевской.

 Вакансию военного губернаторИСТОРИЯ ПРИАМУРЬЯ. Старый Хабаровска Приморской области занял Иосиф Гаврилович Баранов, до этого занимавший пост военного губернатора Амурской области с резиденцией в Благовещенске. Там он себя ничем особенным не проявил, хабаровчане поджидали его с предубеждением и не ошиблись. По свидетельству современников, «он очень любил общество, давал обеды, был чрезвычайно радушный хозяин и приятный партнер, но делами занимался неохотно и интересы края не принимал так близко, как его предшественник, хотя о пользе края и его заселении говорил много и красноречиво». В какой-то степени И. Г. Баранов прогубернаторствовал на капитале идей Тихменева.

   И. М. Протодьяконов, вне сомнения, относился к деятельным натурам. Учитывая бедственное положение единственного в городе Алексеевского начального училища, открытого осенью 1875 года, Протодьяконов добился перехода его в апреле 1881 года в ведение городского управления, которое он возглавлял как староста. Ему удалось, при активном содействии в свое время Тихменева, а потом при поддержке И. Г. Баранова, получать из Иркутска пособие на эту школу, верно, мизерное, но, так сказать, гарантированное, — 200 рублей в год. Количество детей в Хабаровке увеличивалось, в 1885 году количество детей школьного возраста превысило цифру в 200 человек. Состоятельные родители отправляли своих старших детей в Иркутск, Томск и другие города, где имелись гимназии с пансионом. Но большинство хабаровчан были вынуждены ради детей переезжать в другие местности либо оставлять их с начальным образованием.

   Протодьяконов периодически докладывал генерал-губернатору о тяжелом положении с образованием, тот отделывался обещаниями, ссылками на сложность при решении данного вопроса.

   Протодьяконов сумел «выторговать» несколько процентов из налога с оборота, взимаемого с купцов и промышленников, на покрытие неотложных городских нужд. Из этих средств в 1885 году в Хабаровке удалось осуществить давно вынашиваемую акцию против бродячих собак. Если прохожему днем от них еще удавалось отбиться с помощью палки, то ночью, в потемках, озлоб­ленные голодные псы буквально не давали людям прохода. Было выделено 50 рублей «на уничтожение праздношатающихся собак», оценив каждую голову в 25 копеек. Чтобы жители города не подумали, что в город ворвались хунхузы, их предупредили о дате отстрела. Акция по уничтожению собак оказалась эффективной в первые же два дня. После нее уцелевшие собаки больше не появлялись на городских помойках. Они разбрелись по окрестным лесам, где занялись уничтожением попавшихся в капканы зверей, стали конкурировать с волками. Лет через десять армия бродячих собак восстановилась, и городским властям пришлось опять изыскивать средства для их ликвидации.

ИСТОРИЯ ПРИАМУРЬЯ. Старый Хабаровск

   И. М. Протодьяконов сложил с себя многохлопотные полномочия в 1886 году, и произошло это не потому, что истек срок пребывания на посту городского старосты, а вследствие ухудшения его здоровья. По просьбе ха­баровчан улицу Телеграфную назвали Протодьяконовской. (В 1925 году улицу переименовали по случаю кончины пролетарского полководца в улицу М. В. Фрунзе, хотя он никогда не был в Хабаровске. Последнее обстоятельство во внимание не принималось, гораздо важнее было вычеркнуть из народной памяти все, что напоминало бы о прошлом.)

   Городским старостой Хабаровки генерал-губернатор А. Н. Корф назначил Павла Дмитриевича Михайлова. В отличие от И. М. Протодьяконова, который оставил след в истории города, его преемник Михайлов ничем особенным себя не зарекомендовал. Корф понял, что с общественным мнением все же надо считаться. Городским старостой избран 6 декабря 1887 года потомственный дворянин Станислав Исидорович Бахалович, который отличался исключительной предприимчивостью и умел ладить с людьми. Он разбогател, как многим казалось, на весьма сомнительном предприятии. В низовьях Амура, в относительной близости к Николаевску, еще при контр-адмирале П. В. Казакевиче были открыты Анненские целебные воды, которые значительно облегчали течение суставного ревматизма, радикулита и других заболеваний. Вначале эти воды были оборудованы самым примитивным образом. Николаевские власти построили несколько бараков для проживания в них больных морских офицеров и чиновников.

   ИСТОРИЯ ПРИАМУРЬЯ. Старый ХабаровскКое-какие улучшения произошли при военном губернаторе Ю. Х. Фуругельме, который и назвал источник Анненским, в честь своей супруги Анны Николаевны. На водах поселили небольшую команду с фельдшером для обслуживания больных. Несколько лет команда прокладывала дорогу до Амура через лес к Анненским водам, но все равно добраться до них было нелегко. Больным приходилось брать с собой продукты, так как в лечебнице отсутствовала торговая лавка, самим готовить пищу. В 1882 году С. И. Бахалович взял в аренду полузаброшенный и полузабытый целебный источник. Он взял в Николаевске ссуду, нанял строителей, за один сезон построил бальнеологический корпус, устроил серию индивидуальных ванн, возвел жилье, открыл пансионат, завел пару лошадей с экипажем для доставки больных — словом, вдохнул жизнь в первый амурский курорт. Бахаловйч не пожалел денег на рекламу своего предприятия, более того, он наладил деловую связь со старшими врачами госпиталей и лазаретов, расположенных на Амуре, и обязался выплачивать им некоторую сумму за каждого пациента, направленного на лечение на воды. Но самую эффективную рекламу создали сами больные, точнее, те, кто побывал на водах и почувствовал значительное облегчение. Известно, что ради собственного здоровья человек не пожалеет никаких денег, поэтому Бахалович за какието два сезона покрыл все расходы, а затем предприятие стало устойчиво прибыльным. В поселке завели небольшую ферму, огород, при лечебнице устроили ‘ библиотеку с читальней, в которую выписывали несколько журналов и газет. В должности, городского старосты Бахалович проявил себя активным деятелем, недаром его избрали и на второй срок, таким образом, он пробыл в этой должности с 1887 по 1893 год. Будучи хорошим организатором, он сумел наладить полное взимание налога с оборота, что понравилось далеко не всем влиятельным лицам в городе. Им была создана комиссия по производству городских работ, в которую вошли уважаемые, авторитетные люди, как, например, очень пунктуальный и обязательный бухгалтер военного ведомства С. С. Бабиков, классный топограф В. К. Ванин.

ИСТОРИЯ ПРИАМУРЬЯ. Старый Хабаровск

   Город медленно, но неуклонно стал благоустраиваться, работы, начатые Протодьяконовым, были продолжены, в них начали просматриваться какая-то система и планировка.
ИСТОРИЯ ПРИАМУРЬЯ. Старый ХабаровскНа нескольких наиболее оживленных улицах устроили деревянные тротуары, сделали более основательные мосты переходы через Плюснинку по улице Алексеевской и улице Протодьяконовской, расчистили территорию под рынок на так называемом Орловом поле. Начали строительство городского двухклассного училища по типовому проекту.
Зажглись фонари на Алексеевской улице у дома, где была резиденция приамурского генерал-губернатора, возле особняков купцов и крупных чиновников. Десяток- другой фонарей появился на Большой, Поповской улицах, где в основном проживали также видные чиновники. Керосиновое освещение рассеивало тьму на какие-то три сажени, но функция фонарей-светильников была скорее психологической. Случайные ночные прохожие все же чувствовали себя на улицах с фонарями уверенней, чем в кромешной тьме, пробираясь чуть ли не на ощупь, опасаясь неожиданного нападения злоумышленников. Да и грабители ощущали себя на освещенных улицах менее уютно. Введение должностей фонарщика и ночных сторожей составило зародыш технической службы будущей городской управы.

   Под контроль городского старосты были взяты водовозы, ибо по мере роста города снабжение водой превращалось в серьезную проблему. Действительно, на первых порах, когда дома строили вдоль распадка, по бе­регам хрустально-чистых речушек Плюснинки и Чардымовки, а также на склонах к Амуру, поближе к воде, этой проблемы не существовало.
ИСТОРИЯ ПРИАМУРЬЯ. Старый Хабаровск   В дальнейшем пришлось рыть колодцы, но даже в очень глубоких колодцах вода была лишь в тех, которые располагались недалеко от речек, и в первую половину лета они высыхали из-за понижения уровня в Амуре. Понятно, что водовозы процветали, хотя профессия была не из легких, ибо приходилось развозить воду по крутым городским улицам, а это было вовсе не просто.
   Зимой возчикам приходилось возить с собой кайлу, чтобы скалывать лед, предупреждая скольжение лошади. Цена на воду колебалась В зависимости от сезона года и состояния погоды. Цена питьевой воды доходила до 5 — 7 копеек за ведро. В определенной степени трудности с доставкой воды и послужили причиной того, что городские строения не уходили далеко от Амура и Уссурийской протоки. Хабаровск разрастался в виде длинной и не очень широкой ленты вдоль речных берегов. Бахалович добился санкции на введение такого налога, при котором из-за больших отчислений водовозам становилось невыгодно вздувать цены на воду.

   При Бахаловиче ввели должность городского архитектора, им стал с 8 июля 1888 года военный инженер Платон Евгеньевич Базилевский, благодаря которому в облике строений появился довольно рациональный и в то же время нарядный «хабаровский стиль», достигаемый сочетанием серого и красного кирпича.

   Одному С. И. Бахаловичу было трудно управиться со всеми обязанностями старосты, решением многих вопросов. Барон Корф, управляющий в то время краем, несмотря на просьбы общественности, тянул дело с расширением городского самоуправления, которое было разрешено новым генерал-губернатором.

   В 1894 году новый генерал-губернатор Сергей Михайлович Духовской разрешил образовать Хабаровскую городскую думу (распорядительный орган) и городскую управу (исполнительный орган). Выборы в них состоялись в январе. Тогда в городе проживали около десяти тысяч человек.

   По утвержденному Александром II положению избирательными правами пользовались только мужчины в возрасте не моложе 25 лет, подданные Российской империи, прожившие в данном городе не менее двух лет, владеющие недвижимым имуществом на сумму не менее 300 рублей. Эта сумма считалась значительной в Европейской России, на Амуре она не «звучала», поэтому ее подняли до 1000 рублей. Одновременно с этим признали целесообразным снизить ценз оседлости с двух лет до года. Все выборы делились на три группы в зависимости от налога, который они платили в казну со своих доходом. Действовал принцип: чем больший процент дохода, тем больший налог с оборотного капитала. Если доход составлял меньше 4 процентов от капитала, его владелец платил городу 3 — 4 процента, если он составлял 4 — 9 процентов, то налог исчислялся в 5 процентов, при 9—10 процентах и выше возрастал до 6 процентов. Хотя каждая курия состояла из разного количества выборщиков, тем не менее при выборах в думу соблюдалось «равенство». Дума на 1/3 состояла из гласных членов, избранных первой курией, 1/3 — второй и 1/3 — третьей. В думу избрали 21 гласного, и 23 января 1894 года состоялась баллотировка на должность городского головы и его аппарата — членов городской управы. Решили, что для постоянной и, разумеется, оплачиваемой службы в управе достаточно будет четырех человек: сам голова, два члена и секретарь-делопроизводитель. Страсти разгорелись вокруг кандидатур на пост «мэра» Хабаровска. Поначалу больше всех голосов собрал старожил города достопочтенный купец 1-й гильдии Василий Федорович Плюснин. Он поблагодарил собравшихся за высокую честь, но попросил освободить его ввиду нездоровья, которое вряд ли позволит полноценно трудиться на столь важном посту.

   ИСТОРИЯ ПРИАМУРЬЯ. Старый ХабаровскПросьбу Василия Федоровича уважили и приступили к обсуждению другой кандидатуры. Это был Алексей Александрович Рассушин, чиновник особых поручений при Амурской казенной палате, имеющий чин коллежского секретаря. Членами управы стали: Константин Мартемьянович Наумов, Дмитрий Николаевич Туговиков, секретарем управы и думы — Иван Николаевич Фомин. На должность городского головы Рассушина рекомендовала средняя по имущественному цензу группа домовладельцев, состоящая из гражданских чиновников и офицеров. Чин претендента — коллежский секретарь — был невелик. Таким образом, первым мэром города Хабаровска избрали отнюдь не самого богатого и не самого титулованного жителя. Это был тот случай, при котором деньги и звание имели подчиненное значение для избрания на должность. Преимущество, приоритет в данном случае имели ум, умение ладить с людьми, твердость при отстаивании общественных интересов, рассудительность и доступность. Этими качествами А. А. Рассушин, по-видимому, обладал в полной мере, поскольку после первого срока (1894—1898) был переизбран на второй срок. Вероятно, его оставили бы и на третий срок, но в середине 1902 года он сложил с себя полномочия «из-за расстроенного здоровья» — по официальной версии; по причине разлада с довольно вздорным генерал-губернатором Д. И. Субботичем — по версии неофициальной.

    Сделал Рассушин для города немало, недаром еще в 1894 году его наградили орденом Анны III степени, а в 1900 году — Анны II степени. Девизом этого ордена были слова: «Любящим правду, благочестие и верность». 18 февраля 1896 года Рассушин уже в чине титулярного советника переведен младшим чиновником особых поручений при приамурском генерал-губернаторе. 13 апреля 1898 года получает чин коллежского асессора. 27 августа 1903 года выбыл в Читу на должность члена Забайкальского областного управления по крестьянским делам уже в чине надворного советника, равного чину подполковника.

Работы для вновь созданной думы хватало. Ибо уже в 1894 году Хабаровск имел 3 церкви, среди которых выделялся Градо-Успенский собор, 120 казенных домов и 672 частных строения. Город разрастался, население увеличивалось. Приведем почти дословно хронологию решений думы за первые четыре года ее существования, опубликованную газетой «Приамурские ведомости» 22 марта 1898 года.

 апреля 1894 года возбуждено ходатайство об установлении в городе Хабаровске больничного сбора.

 апреля 1894 года возбуждено ходатайство о преобразовании городского двухклассного в трехклассное училище. «Ходатайство это уважено».

17 мая 1894 года выработаны правила выдачи ссуд из запасного городского капитала; этими правилами установлена выдача ссуд только домовладельцам города.

31 мая 1894 года постановлено было, как мера для соревнований жителей города к большой подвозке воды на пожары, назначить премии по 2 рубля за каждые 10 бочек воды, доставляемой жителями города на пожары.

6 сентября 1894 года — открыть в городе мужское приходское училище, которое в том же году и открыто.

6 сентября 1894 года — городу ежегодно заготавливать 15 тысяч пудов муки для отпуска ее беднейшим жителям по себестоимости.

22 ноября 1894 года — отпускать из городских сумм 600 рублей в год на содержание помощника библиотекаря в Николаевской публичной библиотеке. В тот же день рассмотрена смета на 1895 год, постановлено открыть постоялый двор для приезжающих крестьян и казаков с Амура и Уссури. (Дом был открыт в 1896 году.)

7 января 1895 года дума разрешила прежний лечебный покой на 5 кроватей превратить в лечебницу на 12 кроватей.

14 февраля 1895 года дума разрешила при городском трехклассном училище открыть класс садоводства, огородничества и сельского хозяйства, для чего отведен значительный участок земли.

18 и 19 апреля 1895 года думой выработаны обязательные постановления: о производстве частных построек в городе, об устройстве ретирадных мест, помойных ям, об очистке их, о содержании улиц и дворовых участков, об устранении пожарных бедствий, о внутреннем распорядке на базаре и рынке, о соблюдении чистоты в помещениях для продажи съестных припасов и напитков и к обеспечению их безвредности, о прикращении убоя скота в частных дворах.

7 ноября 1895 года разрешено приобрести новую пожарную машину, а также приступить к устройству теплого колодца на базаре.

16 января 1896 года постановлено устроить и открыть городской ночлежный дом.

16 апреля 1896 года разрешена постройка каменного двухэтажного здания для хабаровского городского трехклассного училища. 6 декабря оно открыто и получило название Николаевского. Разрешено устройство набережной, для чего ассигновано 9 тысяч рублей.

21 мая 1896 года назначено ежегодное пособие на содержание хабаровской женской гимназии 3 тысячи рублей.

4 июня 1896 года усилен штат городской полиции на 10 городовых, с отпуском на это 3600 рублей в год.

3 декабря 1896 года выдана на 6 месяцев ссуда в 6000 рублей мясникам. (Эта мера была вызвана неимением в том году в городе мяса; мяса в городе было продано так мало, что многие жители в течение долгого времени должны были обходиться без мяса. Мясо появилось в достаточном количестве.)

18 февраля 1897 года возбуждено ходатайство об открытии в Хабаровске городского общественного банка, и оно разрешено. Открытие банка, в операции которого будут входить мелкие кредиты, имеет существенное значение для обывателей, ибо до настоящего времени, на случай нужды, положение обывателей довольно печальное.

30 апреля 1897 года вольному пожарному обществу назначена ежегодная субсидия в 500 рублей. Решено для китайского и корейского населения города отвести кварталы за № 95 и № 97.

20 мая 1897 года постановили ввести в Алексеевском женском училище с начала 1897/98 учебного года класс ручного труда — шитья и кройки. Ассигновано 1500 рублей на пристройку читального зала для Николаевской публичной библиотеки. Постановили с начала 1897/98 учеб­ного года открыть новое приходское женское училище, названное Иннокентьевским.

18 ноября — приступить к составлению плана на постройку особого отделения при городской больнице для душевнобольных.

ИСТОРИЯ ПРИАМУРЬЯ. Старый Хабаровск

   Кроме этого, при Рассушине думой и управой за период с 1894 по 1903 год было сделано еще многое. Укажем на главное. Бесплатно выделили дорогостоящий участок земли под строительство детского приюта. Удов­летворили ходатайство министерства государственных имуществ об отведении земельных площадей на окраине Хабаровска под устройство лесного питомника, будущего дендрария, а также под сельскохозяйственное опытное поле Разумеется, земля этому почтенному учреждению, интересы которого представлял гласный думы М. С. Веденский, была продана согласно существующим расценкам. Много внимания, которое повлекло отвлечение денежных средств и рабочей силы, городская управа уделила организации и устройству Приморско-Амурской сельскохозяйственной и промышленной выставки. Собственно, идею ее проведения высказал генерал-губернатор Н. И. Гродеков, который распорядился об освобождении нескольких казарм под павильоны, принимал деятельное участие в отборе экспонатов, не уставал повторять, что выставка позволит крестьянину, ремесленнику, купцу, предпринимателю и другим людям Приамурского края посмотреть на себя со стороны, убедиться в пользе единых усилий многих людей. Устройство выставки совпало со 100-летием со дня рождения А. С. Пушкина, которое, как и во всей России, отметили весьма торжественно. Городская управа постановила назвать новую улицу, пересекавшую давно закрытое кладбище, именем Пушкина.

   Совместно с окружным военно-медицинским инспектором В. Н. Радаковым городская управа приняла участие в борьбе с холерой в Хабаровске. были составлены, отпечатаны и расклеены на афишных столбах и заборах инструкции по предотвращению заболеваний. Жителям разъяснялось, что нужно «безусловно остерегаться пить сырую воду, избегать пить домашний квас». Водовозам указали на недопустимость брать воду из устьев речек Чардымовки и Плюснинки, ослушники карались солидным штрафом Но, как известно, любые правила и законоположения плохо действуют или работают вовсе вхолостую, если не налажен надзор за их исполнением. После того, как А. А. Рассушин убедился в том, что водовозы продолжают брать воду из Плюснинки, пришлось выделить специального надзирателя с правом штрафовать нарушителей на месте. Часть взысканной суммы шла на поощрение работы контролера. Постоянный надзор сняли через неделю, водовозы не появлялись в запретных местах, предпочитая делать на своих лошаденках длинные концы за водой, чем короткие, но убыточные.

ИСТОРИЯ ПРИАМУРЬЯ. Старый Хабаровск

   При Рассушине в 1898 году городские доходы перевалили за 100 тысяч рублей и впредь продолжали увеличиваться. Медицинская ситуация продолжала оставаться очень серьезной. Не холера, так дифтерит, не дифтерит, так брюшной тиф, не брюшной тиф, так еще какая-нибудь болезнь охватывала город. Радикальной мерой при заразных болезнях считалась изоляция явных или скрытых больных от здоровых. В 1900 году врачи убедили городские власти отменить все новогодние елки в учебных заведениях из-за опасности распространения дифтерии и скарлатины. Владельцы домов были обязаны вывешивать на воротах желтый флаг, если в доме находился больной.

   В феврале 1900 года начальник артиллерийских мастерских полковник С. Н. Банков выступил в городской думе по вопросу водоснабжения, попутно коснулся общего благоустройства города как центра генерал-губернаторства, в частности улиц, которые «в ненастную погоду превращаются в сущее болото, где беспомощно вязнут экипажи, а ломовые извозчики вообще не отваживаются ездить по некоторым улицам». Но все же первостепенной задачей города является «организация правильного и бесперебойного водоснабжения, устройство водопровода, который доставит хорошую воду прямо в дома… По примеру благоустроенных европейских и русских городов Хабаровск покроется сетью водоразборных колонок, которые освободят недостаточных жителей от ярма водовозов…»

   Доклад Банкова закончился под рукоплескания, которые редко раздавались на заседаниях городской думы. Затем начались прения. Сколько, собственно говоря, нужно воды для города? Еще год назад Гродеков распо­рядился, чтобы специалисты определили ежедневную потребность воды для города. В основу расчета положили, что на одну душу ежедневно нужно питьевой воды и для санитарных нужд не менее двух ведер. Трудно опреде­лить, сколько воды надо ресторанам, буфетам, трактирам, лечебницам, различным ремесленным учреждениям типа кузницы, не упоминая о кирпичных заводах, артиллерийских мастерских со своим литейным производством. В городе проживает круглым числом 16 тысяч жителей, которым нужно по расчету 32 тысячи ведер, а принимая во внимание другие нужды, нынешний Хабаровск потребляет самое малое 50 тысяч ведер речной воды. Сошлись на том, что вопрос о водоснабжении требует подробнейшей и обстоятельной проработки, устройство водопровода влетит в копеечку, в чем не было никаких сомнений. Покупка и доставка труб, земляные работы, устройство смотровых колодцев, приобретение мощных насосов, строительство водонапорных башен… И все это требует денег и денег. Не будем торопить события, заявил Рассушин, но и чрезмерная осмотрительность, и откладывание дела на потом неуместны. Устройство водопровода займет не один год, но зато и работать он должен по меньшей мере полвека. Касательно вопроса о настоятельной необходимости выпрямления и замощения некоторых улиц, то он не терпит отлагательств. На ухабах лопаются рессоры летних экипажей, в грязи тонут, буквально увязают легковые лошади, не говоря о ломовых дрогах. Пущена Уссурийская железная дорога, построен на первый случай деревянный вокзал, но дорога до него совершенно в неудовлетворительном состоянии.

ИСТОРИЯ ПРИАМУРЬЯ. Старый Хабаровск

   При Рассушине был поднят вопрос о строительстве Народного дома. Первый раз слушание было в 1899 году, но решение отложили. И только 12 февраля 1902 года дума отвела под застройку земельный участок рядом с телеграфом по улице Пушкина, но с деньгами дело обстояло плохо, самая скромная сметная стоимость превышала возможности заказчика — комитета народных чтений. Дом был построен только в 1904 году.

   Серьезным достижением в работе городской управы стало окончание очень дорогой и, выражаясь современным языком, престижной стройки — здания общественного собрания. Ранее оно размещалось в деревянном доме, принадлежащем известному хабаровскому предпринимателю Н. Тифонтаю. Новое здание располагалось на противоположной стороне Муравьев-Амурской улицы, ближе к Соборной площади. Надо отдать должное строительной комиссии думы и городскому голове, которые систематически приходили на строительную площадку, не гнушались подняться на леса, заглянуть в самые укромные закоулки. Здание выстроили двухэтажным, его большую часть занимал зал с балконом. Несколько вместительных комнат для обслуги располагалось в подвальном помещении, сухом и хорошо проветриваемом. В собрании были устроены читальня, биллиардная, зал для танцев, отлично меблированная гостиная.

ИСТОРИЯ ПРИАМУРЬЯ. Старый Хабаровск

 Вторым большим достижением в работе городской управы, а может быть, первым, следовало считать завершение строительства городской больницы (после революции ее стали называть краевой больницей). В больничный комплекс входило несколько специализированных корпусов, выстроенных согласно проекту. В отдельном здании с очень глубоким подвалом размещалась прозекторская. Когда в Хабаровске открылся медицинский институт, то секционный зал городского морга легко переоборудовали в студенческую аудиторию с демонстрационным столом. Заведующим, или, как говорили тогда, старшим врачом городской больницы, стал известный в Хабаровске доктор медицины А. Ф. Пионтковский.

   Медицинская обстановка в городе улучшилась. Во всяком случае, вспышек такого страшного заболевания, как оспа, в Хабаровске не возникало. Логично поставить это в связи с такого рода объявлениями, появившимися в газетах: «Городская управа просит известить жителей города, что в Хабаровске городская больница по понедельникам, средам и пятницам с 10 часов утра до 12 часов дня производит для жителей города бесплатную прививку, предохраняющую от оспы». И это была далеко не единственная медицинская акция. В конце марта 1903 года городская дума вынесла постановление: «Все мясные туши, поступившие на продажу, подлежат обязательному осмотру городским ветеринарным врачом, который либо разрешает их продажу, для чего метит тушу специальным хорошо видимым клеймом, либо запрещает, что оформляется специальным актом с указанием причины браковки мяса. Все без исключения свиные туши исследуются микроскопически с целью предохранения заболевания людей трихинозом, возникающим при употреблении зараженного мяса. За осмотр мелкой туши взимается 25 копеек, за осмотр крупной — 50 копеек. Го­родская дума покорнейше просит медицинскую общественность города разъяснить обывателям Хабаровска, какие болезни возникают у людей по причине употребления в пищу зараженного говяжьего и свиного мяса». Разумеется, эта мера не смогла предотвратить все заболевания бычьим и свиным цепнем, так как касалась только рыночной торговли, но все же в последующие годы число больных поубавилось.

   Посмотрим, как начиналась и происходила телефонизация в крае и городе Хабаровске. Как известно, телефон был изобретен в 1876 году. А 1 июля 1882 года в Москве начала действовать первая в России телефонная станция для 26 абонентов. В Приамурье первая телефонная станция появилась в Благовещенске 1 декабря 1896 года, она связала между собой 100 абонентов.

   В 1897 году А. В. Плюснин ставит вопрос об организации телефонной связи в Хабаровске. К концу 1898 года заявок на установку телефонов подано только 40, а согласно существовавшим тогда правилам, гражданскую связь можно организовывать только при наличии не менее 50 абонентов. В 1899 году составляется проект устройства телефонной сети. В это время уже существовала военная телефонная Связь, станция которой находилась в окружном штабе. И вот в сентябре 1900 года «по распоряжению главного начальника края и на отпущенные им средства, главные хабаровские учреждения соединяются телефоном» через станцию окружного штаба. 25 сентября 1901 года хабаровская дума приняла решение об устройстве городской телефонной сети, ассигновав на эти цели 20 тысяч рублей.

ИСТОРИЯ ПРИАМУРЬЯ. Старый Хабаровск

   3 августа 1904 года дума принимает решение о совместном строительстве телефонной сети с военным ведомством, ассигновав на это дело 10 тысяч рублей. Затраты военного ведомства договорились погасить предоставлением ему в пользование 150 бесплатных телефонов.

   26 октября 1904 года дума утвердила правила пользования городскими телефонами. Нормально сеть стала эксплуатироваться с начала 1905 года. 16 августа 1908 года вышло постановление думы — реорганизовать телефонную сеть, для чего было ассигновано 61 335 рублей. В 1910 году сеть насчитывала 470 абонентов, в том числе 35 бесплатных телефонов для военного ведомства, которые уже с 1911 года становятся платными. Абонентная плата была высокой — 75 рублей в год, таким образом, в те годы телефон служил для частных абонентов показателем материального благополучия. Его имели все крупные чиновники, преуспевающие врачи, купечество, агенты- коммивояжеры, держатели доходных домов, владельцы гостиниц. Реноме даже небольшого предприятия или собственного дела повышалось, как только в нем появлялся телефон. Извозчики, и те заимели свой телефон на стоянке у речного вокзала и на бирже, которая находилась на Николаевской площади. Специальный дежурный либо записывал заказ подать экипаж по такому-то адресу и к такому-то часу, либо направлял извозчика немедленно по требованию заказчика. Для контроля клиенту сообщали нагрудный номер «водителя кобылы». Невыполнение принятого заказа влекло за собой кучу неприятностей. Извозчичья биржа дорожила клиентами, сбои наблюдались редко. По телефону можно было заказать и ломового извозчика с обязательным указанием вида груза, который требовалось перевезти. Телефонизация способствовала сокращению такой сугубо конторской должности, как курьер. В моду вошло «телефонирование приказов и распоряжений». Следует отметить, что прошения об установке телефона удовлетворялись незамедлительно.

ИСТОРИЯ ПРИАМУРЬЯ. Старый Хабаровск

   В 1902—1906 годах обязанности городского головы исполнял И. Н. Фомин, юрист по образованию. В предшествующий срок он состоял гласным в думе. Он был большим дипломатом, умеющим находить компромиссы, примирять, казалось бы, непримиримые стороны. Его правление пришлось на сложный период истории страны: русско-японская война, первая революция, репрессии, ограничение гражданских прав… Смена генерал-губернаторов — Субботич, Аиневич, Хрещатицкий, Унтербергер, у которых были свои причуды и капризы, собственный взгляд на Приамурский край и, конечно, на Хабаровск.

   И. Н. Фомин выдвинул свой вариант устройства в городе Народного дома. Деньги на его строительство по крохам собирала общественность, в том числе общество содействия образованию и народным развлечениям. Но управа располагала суммой в 2500 рублей, предназначенных для строительства богадельни. Отдельного здания на такую сумму не построишь, но управа предлагает передать эти деньги в качестве пая для стройки Народного дома. Часть выстроенного здания будет принадлежать богадельне, в которой предположено содержать 15 одиноких стариков и старух. Много ли им надо? Две-три комнатки, кухня, каморка для истопника-дворника.

   Фомина поддержали. Сумма у распорядителей была столь небольшой, что о каменном здании не могло быть и речи. Даже строительный лес оказался не по карману. Но благородному делу неслыханно повезло: на Муравьев-Амурской улице по бревнышку разбирали дом общественного собрания, принадлежащий известному предпринимателю Тифонтаю. Он очень выгодно продал земельный участок, занятый этим домом, и теперь, согласно сделке, спешил освободить его. Из старых, но еще хороших бревен и досок опытный строитель-подрядчик шутя-играючи поставил на новом месте дом — экономия получилась громадная. Дом поставили на улице Пушкина, покрасили, подновили, и он отнюдь не портил вид улицы. Задуманный как просветительное учреждение, Народный дом в 1905 году приобрел такие функции, о которых устроители и помыслить не смели. Наводненный солдатской массой, весьма взрывоопасной после 9 января и Цусимы, Хабаровск бурлил. Некоторый выход возмущению давали митинги. Но где собираться не десяткам, а сотням людей в непогоду? В управу поступили требования о выделении места для проведения собраний. Фомин быстро разобрался в сложившейся обстановке, проявил, так сказать, понимание и сообщил, что нет никаких возражений, если люди захотят использовать для решения своих вопросов зал Народного дома. Какая буря бывает без пены? Ее выносят на поверхность и волны житейского моря. К движению в Хабаровске примкнули темные личности, уголовники, люди без определенных занятий.

   ИСТОРИЯ ПРИАМУРЬЯ. Старый Хабаровск19 сентября 1906 года мэром Хабаровска избрали отставного подполковника домовладельца Иннокентия Ивановича Еремеева. Во время русско-японской войны он, гласный думы, возглавлял комиссию по снабжению города продовольствием. С продовольствием, как это обычно происходит во время любой войны, было туго, тем более что город перевели на военное положение. Владивосток оказался блокированным, как торговый порт он практически бездействовал. Недавно введенная в строй Китайско-Восточная железная дорога, по которой можно было попасть в Хабаровск, работала в основном на действующую армию. Таким образом, поступление продуктов питания в Хабаровск почти прекратилось. Обеспокоенный Еремеев назначил продовольственную комиссию под своим председательством. За короткий срок она обследовала магазины, склады и прочие строения, где хранились мука, сахар, солонина и прочие продукты питания. Результаты обескуражили, у многих оптовых торговцев они, как будто нарочно, оказались на исходе. Еремеев информировал горожан о сложившемся положении, призвал к экономии, а к торговцам обратился с просьбой «побояться бога». Вероятно, каждый из них в душе был атеистом, так как цены поднялись непомерно, между «атеистами» началась конкуренция — кто продаст подороже. Провизия шла нарасхват, солидные закупки принадлежали военному ведомству, которое развернуло в Хабаровске тысячи госпитальных коек.

Чтобы не вызывать недовольства и без того возбужденных поражениями на Маньчжурском фронте солдат, начальство не скупилось на закупки и кормило раненых хорошо. Тайное становилось явным. Выяснилось, что с продовольствием в Хабаровске дело обстоит не так плохо, как о том сообщала комиссия Еремеева. Сложилась ситуация: «с больной головы на здоровую». Городского голову обвинили в жульничестве и в том, что он якобы получил от торгашей круглую сумму за информацию о крайнем недостатке запасов продовольствия. Разразился скандал. Еремееву удалось снять с себя обвинения. В действительности кто-то из «своих людей» в думе предупредил «их степенства» о готовящейся ревизии, торговцы с редким единодушием припрятали товар и славно нажились, выдавая себя чуть ли не за благодетелей. Однако клевета обладает дьявольским свойством выглядеть убедительнее чистой правды, находя подтверждение в том, что «дыма без огня не бывает». Короче говоря, и в наше время, спустя 80 лет, некоторые историки пишут о И. И. Еремееве как о проходимце и взяточнике. Но почему его избрали городским головой на второй срок? Об этом историки предпочитают отмалчиваться либо тонко намекают на то, что дума и управа едва не сплошь состояли из лихоимцев и прочих людей без чести и совести.

   Деятельность И. И. Еремеева в городской управе обеспечила ему большой авторитет, он сумел значительно продвинуть уровень благоустройства, увеличить бюджет. В известной степени это объяснялось тем, что в думе подобрались работоспособные, преданные интересам города и края люди, принимающие близко к сердцу его нужды. Среди них немало было тех, кого А. Н. Корф считал сведущими людьми края, его старожилы: военный инженер, один из строителей музея В. Г. Мооро, организатор Хабаровского лесопитомника И. Е. Москалев, инженер-гидротехник И. С. Гугцо, начальник артиллерийских мастерских, видный общественник, очень популярный н городе полковник С. Н. Банков, представитель старейшей торговой фирмы А. В. Плюснин, народный учитель А. М. Лукашов.

   Верно, в отличие от своего отца Александр Васильевич Плюснин любил быть на виду, заседать в добром десятке комитетов, правлений и в попечительстве, не скупился ради популярности. После смерти отца он унаследовал огромное состояние, тем более что один из братьев, Василий, по убеждению толстовец, отказался от своей доли наследства. В 1910 году А. В. Плюснин, не жалея денег на покупку голосов, пытался занять должность городского головы. Деньги оказались бессильны, Плюснин проиграл Еремееву.

   В думе времен Еремеева заседали и гласный его превосходительство управляющий государственными имуществами края действительный статский советник М. С. Веденский, и гласный его благородие учитель естествознания Хабаровского шестиклассного начального училища титулярный советник А. М. Аукашов, а выше его на два чина врач В. В. Перфильев состоял лишь кандидатом. Что же удалось сделать И. И. Еремееву на посту городского головы в первое четырехлетие — в 1906 — 1910 годах?

ИСТОРИЯ ПРИАМУРЬЯ. Старый Хабаровск

   1 ноября 1906 года на Муравьев-Амурской улице, а также возле дома генерал-губернатора и здания военного собрания зажглись электрические фонари, что произвело сильное впечатление на жителей города. «Вопрос об электрическом освещении в Хабаровске,— нарочито сдержанно писали «Приамурские ведомости»,— из области предположений перешел в область действительности». Раньше безоговорочное предпочтение отдавалось керосиновым лампам и «вечной свече», которая горела «ровным пламенем в течение 5 часов». Теперь эти источники света буквально померкли перед электричеством. Через год на улицах Хабаровска загоралось уже 47 фонарей. В связи с этим уместно заметить, что бурно растущий Новониколаевск (Новосибирск) тогда и не помышлял об электрическом освещении. Газета «Голос Оби» язвила 27 апреля 1912 года : «Ночью город напоминает глубокую могилу, не освещаются не только окраины, но даже центр. Городская управа положилась на красавицу-луну и совсем не думает освещать городские улицы по ночам».

    ИСТОРИЯ ПРИАМУРЬЯ. Старый ХабаровскЭлектричество в городе на окраине империи! Мимо этого события не прошла такая всероссийская газета, как «Правительственный вестник». 11 января 1907 года она сообщила читателям о том, что «в городе Хабаровске введено электрическое освещение компанией полковника Ванкова». Действительно, электрическую компанию в городе основал тот же неугомонный начальник артиллерийских мастерских. Еще в 1902 году он установил на своем предприятии небольшой электрогенератор. Потом автономно электрифицировали здания кадетского корпуса. После демонстрации новейших технических схем С. Н. Ванков основал акционерное общество, которое за какие-то полтора года построило электростанцию, работающую на угле. Потом она долго служила городу.

   В марте 1907 года похвальную инициативу проявил архитектор А. М. Аристов. Он предложил в мае пронести городской праздник лесонасаждения, благоустроить обширный пустырь, который начинался за зданием реального училища на Николаевской площади и тянулся вплоть до железнодорожного технического училища (ныне старый корпус Хабаровского железнодорожного техникума). Предложение поддержали, создали комиссию, в которую вошел инспектор народных училищ В.П. Маргаритов. О подготовке к празднику слушали комиссию на заседании в думе, Еремеев вникал во все подробности, подчеркнув, что малейшее упущение, оплошность могут омрачить детский праздник. За несколько дней до него комиссию заслушали еще один раз и внесли поправки. Кажется, предусмотрели все в этом новом для Хабаровска деле, беспокоило одно — какой выдастся погода?

   В теплое солнечное майское утро к назначенному часу за зданием реального училища, украшенным гирляндами и флагами, собрались воспитанники всех учебных заведений города, за исключением кадетского корпуса. Его начальство решило устроить праздник лесонасаждения на своей территории, весьма обширной и весьма запущенной. Когда учащиеся были построены во дворе реального училища, на специально сооруженный помост взошли члены городской управы и видные граждане Хабаровска. С проникновенным словом к собравшимся обратился А. М. Аристов, а затем детей приветствовал городской голова, который призвал детей хорошо потрудиться и выразил надежду, что созданный их руками сад украсит город. Затем старшие групп под присмотром гласного думы лесничего И. Е. Москалева получили заблаговременно привезенные саженцы. Неделю назад с представителями школ и училищ был проведен инструктаж по технологии посадки деревьев, а потом все пошли на пустырь, где теорию подкрепили практической демонстрацией дела и каждому учебному заведению по числу воспитанников и их возрасту отвели участки для будущей работы. Благодаря этому, каждый знал свое место, поэтому работа началась организованно, без путаницы.

ИСТОРИЯ ПРИАМУРЬЯ. Старый Хабаровск

   Заранее назначенные ученики — «десятники» — получили лопаты, грабли, ведра. Распоряжением управы к работам занарядили часть водовозного обоза, причем каждый возчик привозил воду в отведенное ему место, где терпеливо ждал опорожнения бочки. Торжественность события поддерживалась военным духовым оркестром. Через два часа после начала работ детям предложили горячий чай и бутерброды. В четыре часа дня объявили большой перерыв на обед, устроенный в легком павильоне, где хлопотали дамы из родительских комитетов и благотворительных обществ. Первыми отобедали воспитанницы женской гимназии, потом реалисты, очередь замкнули питомцы технического училища. На десерт каждый участ­ник праздника получил кулек с конфетами и мятными пряниками, пожертвованными торговым домом Пьянковых и кондитерскими города. После отдыха поработали еще часа полтора, потом объявили танцы к полному удовлетворению гимназистов и учеников старших классов. Праздником древонасаждения остались довольны и дети, и взрослые. Потребовалось еще несколько таких «дней», чтобы превратить довольно большую территорию, поросшую сорняками и жалким кустарником, в хорошо распланированный и устроенный лесопарк. И когда в 1912 году встал вопрос о месте проведения Приамурской выставки, приурочиваемой к 300-летию дома Романовых, то дебатировать его не пришлось.

   В июле 1907 года состоялся пробный пуск воды в часть системы труб, уложенных в землю в центральной части города. Водозабор, устроенный на спуске с Артиллерийской горы к Амуру, закачивал воду мощными насосами, она подавалась по Барановской улице (ныне улица Ленина) до пересечения с Поповской (ныне Калинина), по ней шла по Муравьев-Амурской улице. Предложение С. Н. Ванкова, казавшееся несколько лет назад фантастичным, воплотилось в жизнь. Без квасного патриотизма можно смело утверждать, что по устройству водопровода Хабаровск опередил многие губернские города с большим населением и старше по возрасту. Например, в Красно­ярске, который старше Хабаровска на 230 лет, идея централизованного водоснабжения вынашивалась два десятилетия, а пустить воду удалось лишь в 1913 году. Уместно заметить, что вода в городах России нужна была не только для питьевых, гигиенических и промышленных целей. В 1879 году пожар уничтожил большую часть старинного Иркутска, в 1881 году за одну апрельскую ночь сгорело две трети строений Красноярска, а в 1909 году в Новониколаевске погорельцами стали более 6 тысяч жителей, около 800 домов поглотил огонь. До устройства водопровода вода при пожаре привозилась в бочках лошадьми, и главной задачей пожарной команды было не столько тушение очага возгорания, сколько локализация огня и недопущение его распространения на соседние дома.

ИСТОРИЯ ПРИАМУРЬЯ. Старый Хабаровск

   В 1908 году хабаровский водопровод был способен подать в город 120 тысяч ведер воды, фактически расходовалось, как показали контрольные расчеты, не более 50 тысяч ведер, хотя количество жителей, пользующихся услугами водовозов, заметно упало. Многие предпочитали брать ее у водопроводных колонок по талонам из расчета полкопейки ведро. На станции она фильтровалась, обеззараживалась согласно новейшим тогда рекомендациям санитарного врача, поэтому ее можно было пить некипяченой. Для стирки, бани, поения домашних животных такая вода «кусалась», поэтому простолюдины пользовались водой из Плюснинки, Чардымовки и других городских речек. Профессия водовоза стала исчезать.

   Централизованное водоснабжение во многом сняло проблему желудочно-кишечных заболеваний. Брюшной тиф, холера, дизентерия — все эти инфекции пошли на спад. При пуске водопровода кое-кто думал, что зимой трубы перемерзнут и вся затея кончится конфузом. Вопреки мнению скептиков хабаровский водопровод выдержал все морозы, сбоев с подачей воды не происходило. И летом при обмелении Амура водопровод действовал исправно. Поскольку его расчетная мощность значительно превышала действительный расход воды, то подключение новых потребителей не вызывало каких-либо осложнений в работе.

   Городская дума принимала активное участие в культурной жизни государства. В 1908 году по случаю 80- летия графа Д. Н. Толстого обратились в министерство народного просвещения с ходатайством о присвоении строящемуся городскому училищу имени графа А. Н. Толстого. Министерство отклонило «возмутительную бумагу», с крайней злобой напомнило просителям, что «лицо, о коем пекутся жители Хабаровска, святейшим синодом отлучено от церкви». Уязвленные хабаровчане, подогреваемые В. В. Плюсниным и другими толстовцами, все же добились, что одна из улиц города была названа именем Толстого. (Стоит напомнить, что в Москве улица Д. Толстого появилась лишь после Октябрьской революции, в 1920 году.)

   В 1909 году Хабаровск отметил 200-летие Полтавской битвы, а в 1910 году общественность провела вечер, посвященный 50-летию А. П. Чехова. На нем присутствовали едва не все гласные городской думы, члены управы и городской голова И. И. Еремеев. Силами хабаровского литературно-музыкально-драматического общества был дан концерт.

ИСТОРИЯ ПРИАМУРЬЯ. Старый Хабаровск

   После конкурсного рассмотрения нескольких проектов городская дума начала строительство собственного здания, которое и поныне считается одним из самых оригинальных строений Хабаровска (ныне в доме № 7 по улице Муравьева -Амурского размещается Театр юного зрителя). Комиссию по строительству возглавлял гласный думы, старожил города, видный чиновник и землевладелец М. С. Веденский. Строили основательно, от­борным кирпичом, в раствор для крепости добавляли какой-то особый клей, кладку вели без спешки, но споро. В 1911 году дума и управа справили новоселье, причем часть нижнего этажа сдали в аренду нескольким солидным торговым фирмам. К этому времени состоялись выборы в думу на следующее четырехлетие, то есть 1910—1914 го­ды. Городским головой вновь баллотировали И. И. Еремеева, который победил с большим отрывом от других кандидатов. При избрании гласных руководствовались принципом «старый конь борозды не портит», предпочитали иметь дело с уже зарекомендовавшими себя людьми.

   Самым крупным общественным событием, проведение которого потребовало и много времени, и больших денег, стало сооружение в Хабаровске Приамурской сельскохозяйственной и промышленной выставки, посвященной 300-летию дома Романовых. Подготовка началась в 1911 году. Громадное значение этой выставки отлично понимал новый главный начальник края Н. Д. Гондатти, который начал свою деятельность в нем с должности исправника Анадырской округи, самой северной части Дальнего Востока. В год открытия выставки, которая, безусловно, удалась, в Хабаровске проживали 52 тысячи жителей, а протяженность городских улиц достигла 70 верст.

ИСТОРИЯ ПРИАМУРЬЯ. Старый Хабаровск

   Весной 1914 года состоялись, как вряд ли кто предполагал, последние выборы в городскую думу. В них участвовали 254 выборщика, что составляло 0,5 процента от всех жителей города. Каждый пятый из выборщиков стал гласным членом думы. Ими оказались и знакомые лица, как-то: полковник инженер В. Г. Мооро, учитель А. М. Лукашов, лесничий И. Е. Москалев, чиновники братья Веденские и новички в основном из преуспевающих предпринимателей и представителей интеллигенции, имеющих собственный дом. Среди новых гласных был и младший Плюснин — Петр Васильевич, который спал и видел себя в городской думе. Успехи брата Александра положительно не давали ему покоя, теперь мечта осуществилась — он стал одним из «отцов города». Восхождение совершил и Александр, в отсутствие достойных конкурентов наконец-то избранный городским головой. Третий Плюснин, не страдающий честолюбием, продолжал быть последовательным учеником покойного графа Толстого, разве что не ходил по городу босиком.

   ИСТОРИЯ ПРИАМУРЬЯ. Старый ХабаровскА. В. Плюснина избрали городским головой без особых словопрений и закулисных разговоров. Известный своей предприимчивостью, благотворительностью и общественной деятельностью, воздержанным образом жизни, безупречной репутацией примерного семьянина он, уроженец Хабаровска, что сыграло немаловажную роль при выборах, уверенно занял кресло первого «отца города».

   В 1914 году Хабаровск сочетал в себе пеструю картину социальных контрастов, из которых одни бросались в глаза, были явными, другие глубоко прятались и были незаметны, третьи маскировались так, что их принимали за другой цвет. Со стороны Амура город имел респектабельный вид — величественный утес с памятником Н. Н. Муравьеву-Амурскому, роскошный сад с ротондой, в которой по вечерам играл военный оркестр, крутая лестница, ведущая на площадь с многоглавым собором, широкая главная улица с красивыми каменными домами, у перекрестков поперечных улиц стояли круглые тумбы для афиш и объявлений. Выше утеса располагалась пассажирская пристань, рядом с ней впадала речка, названная по фамилии одного из первых амурских негоциантов, племянник которого теперь возглавлял городскую думу.

   Обе стороны обширного оврага, образованного речкой, сплошь были покрыты огородами, заняты сараями, домами, среди которых немногие выглядели благоприлично, а также какими-то немыслимыми хибарами, в которых обитали люди. С улиц, которые шли вдоль оврага, возвышаясь над ним, легко было видеть внутреннюю жизнь каждого двора. Картина была неприглядной. Ниже утеса в Амур впадала речка Чардымовка с таким же оврагом, с такими же на его склонах домами и дворами.

   Муравьев-Амурская улица, главная дорожная артерия города, была замощена вплоть до Яковицкой (ныне Шеронова). Хотя мостили ее чуть ли не десять лет, но работу каменщики выполнили добросовестно. Булыжник — хорошо обкатанные камни примерно равного размера — был привозной. Почву снимали, пока не показывалась материнская каменная порода. Расчищенную площадку покрывали ровным слоем дресвы с песком и хорошенько утрамбовывали, затем готовили особый, вязкий, как тесто, раствор, который накладывали сверху, и затем на него, один к одному, тесно пригоняя друг к другу, укладывали булыжник. Такую работу делали каменщики первой руки. Их указания выполняли утрамбовщики, держащие за специальные ручки тяжелый круглый чурбан, низ которого был обит листовым железом.

ИСТОРИЯ ПРИАМУРЬЯ. Старый Хабаровск

   Сколько-нибудь значительных работ по благоустройству Хабаровска в бытность городским головой А. В. Плюснина не проводилось.

   В августе 1914 года началась война с Германией, которая переросла в мировую бойню. Действующая армия требовала все больших и больших расходов, городской бюджет был урезан до того, что его едва хватало на жалованье служащим городской управы и учреждений, находящихся в ее ведении. Управа занималась преимущественно теми вопросами, которые не требовали расходов, а, напротив, приносили некоторый доход. Так, в конце марта 1917 года дума вынесла постановление о том, как и где горожане могут содержать животных — коров, свиней, собак и прочих. Предписывалось «держать их во дворе и не допускать бродить по улицам и площадям г. Хабаровска. В намордниках и на цепочке разрешено выходить только охотничьим собакам».

   Последнее положение вызвало в думе оживленную дискуссию. Одни настаивали на том, что не следует стеснять домовладельцев в праве самим решать, как им поступать с принадлежащими собаками: либо держать их на привязи, либо предоставить животным пользоваться свободой в пределах двора. Если собака в силу ряда причин, в обсуждение которых оратор входить не намерен, все же выбежит на улицу, то она должна рассматриваться уже как бродячая, безнадзорная. С ней нужно и должно поступать по закону. Другие возражали, доказывали, что покушение на собаку, случайно оказав­шуюся на улице, противоправно. Третьи предлагали безусловно штрафовать владельцев таких собак, прибегать к высшей таксе, если «животное оскорбляет прохожего действием». Четвертые утверждали, что не каждая собака на улице суть бродячее животное. Снеслись с профес­сионалами — членами хабаровского общества любителей охоты. Те заявили, что санкции можно применять только к собакам без номерного ошейника. На том и порешили.

   Несмотря на возросшую дороговизну, уменьшение масштабов строительства управа все же продолжала заботиться о людях, опустившихся на дно жизни. В овраге Плюснинки неподалеку от Артиллерийской (Истомина) улицы размещался ночлежный дом. Плата за временный приют была номинальной — 5 копеек за ночь. При отсутствии у бездомного этого пятака разрешали ночевать даром, разве что требовали паспорт, с которого в особый журнал записывали фамилию, имя и отчество посетителя. Трижды «беспяташный» препровождался в полицейский участок. Кроме ночлежки, город имел богадельню, в которой доживали свои дни 14 одиноких стариков и старух. Цифра кажется мизерной, но если принять во внимание, что в городе проживали около 50 тысяч жителей, то пропорционально ей число призреваемых окажется отнюдь не меньшим, чем в Москве и даже в Петербурге, который из-за войны с немцами переименовали в Петроград.

ИСТОРИЯ ПРИАМУРЬЯ. Старый Хабаровск

   Невероятно, но осенью 1914 года царское правительство решилось на войну внутреннюю — с пьянством. Все знали истинную причину ранней смерти «царя-бегемота в эполетах» Александра III. Старожилы Хабаровска рассказывали о посещении города цесаревичем Николаем в 1891 году. Наследник весь визит пребывал подшофе, вечером едва держался на ногах, а по утрам опохмелялся «несравненной рябиновой». И вот — закон, призывающий Россию встать на путь отрезвления. Общественность Хабаровска, к чему лукавить, встретила его с некоторой растерянностью и в то же время с пониманием благородства цели. 20 декабря под председательством А. В. Плюснина дума запретила продажу вина в городе. Это было непросто, хотя еще 22 мая военный министр подписал приказ «О мерах против потребления спиртных напитков в армии». В документе говорилось, что появление офицера перед низшими чинами в нетрезвом виде впредь будет считаться тяжким проступком, водка, вино и другие напитки могут отпускаться в буфетах офицерского собрания в ограниченном количестве и отнюдь не на вынос.

   Приамурский главный начальник края Н. А. Гондатти 31 октября 1914 года опубликовал циркуляр о борьбе с пьянством. Было предложено «начальствующим лицам всех учебных заведений всемерно озаботиться разъяснением вреда, причиняемого людям спиртными напитками, внушением им самоохраны от этого страшного бича народного». Среди гласных думы особых выпивох не было, многие были полными трезвенниками по религиозным или нравственным убеждениям — сам городской голова Плюснин, учитель А. М. Лукашов и другие. Затем из Петербурга поступило распоряжение о продлении запрета на продажу горячительных напитков до окончания войны. Казенное вино и спирт резко поднялись в цене, их продажа разрешалась только в ресторанах по специальным справкам, выдаваемым высшей администрацией.

   Отречение Николая II от престола, провозглашение России буржуазно-демократической республикой вызвало радость у большинства жителей Хабаровска независимо от сословия и материального положения. Амурцы явно недолюбливали царя, который начал правление с Ходынки, позорно проиграл войну с Японией, расстрелял 9 января 1905 года веру в себя, наводнил свой двор проходимцами во главе с мерзопакостным Распутиным, ввязался в амбициозную войну, довел страну до полного разброда и шатания. Долго так продолжаться не могло, «император и самодержец всероссийский» вот-вот должен был пасть. Но добровольно отказаться от власти, собственной рукой подписать отречение? К такой вести из Петербурга многие хабаровчане оказались неподготовленными. Это что же, революция, господа?

   А. В. Плюснин созвал срочное заседание городской думы. Вот когда полностью оценили преимущества телефона по сравнению с другими видами связи!

   Гласные собрались почти в полном составе. При полной тишине городской голова срывающимся голосом прочитал телеграммы о падении царского режима и попросил высказать свои предложения. Слово взял гласный думы А. И. Малышев, который сказал, что нужно организовать новый орган власти — Комитет общественной безопасности. На думу, которая работала при царе, нельзя возложить задачу революционно-демократических преобразований. Потерявший самообладание городской голова потребовал прекратить обсуждение этого вопроса. Это вызвало возмущение многих гласных, а также публики, заполнившей зал. Побагровевший Плюснин в одиночестве покинул зал. В Комитет общественной безопасности избрали 10 наиболее левых из числа гласных думы и 20 человек из числа тех, кого назвал собравшийся народ. Комитет во главе с А. И. Малышевым развил бурную деятельность. 5 марта 1917 года была арестована высшая администрация края — главный начальник шталмейстер Н. А. Гондатти, правитель канцелярии В. А. Закревский, командующий войсками округа генерал А. Н. Нищенков, ликвидирована значительная часть громоздкого аппарата Приамурского генерал-губернаторства. Весьма активно работали вошедшие в Комитет общественной безопасности гласные думы С. С. Бабиков, М. С. Веденский и другие. По мере упрочения Временного правительства в Петрограде революцию переводили в русло буржуазно-демократических преобразований. Занялась ими и пришедшая в себя Хабаровская городская дума, обновленная меньшевиками и эсерами. Плюснин сказался больным, на пост «исправляющего дела городского головы» избрали толстовца Збайкова. 15 июня 1917 года дума переименовала Романовскую улицу в Тургеневскую, мотивируя тем, что в следующем году вся Россия будет отмечать 100-летие со дня рождения замечательного писателя. Без возражений, единодушно дума приняла другое предложение своей комиссии — переименовать Николаевскую площадь в Республиканскую (ныне площадь Ленина).

ИСТОРИЯ ПРИАМУРЬЯ. Старый Хабаровск

   Все хуже обстояло дело с продовольствием, образованная думой комиссия ввела нормирование основных продуктов. В газетах печатали успокаивающие сообщения, вроде: «масло, сахар, соль и керосин поступают на рынки края. Помните, в какое время мы живем и расходуйте их экономно». В июле по решению городской управы жителям Хабаровска муку и сахар начали выдавать по карточкам. Картофеля в одни руки разрешено было продавать не более половины пуда.

   В начале декабря 1917 года власть перешла к Советам народных комиссаров, причем исполнительный комитет Хабаровского городского Совета депутатов возглавлял большевик-солдат Л. Герасимов. В январе 1918 года старая дума была ликвидирована. На последнем для нее заседании городской голова Збайков зачитал декларацию-протест о «насилии большевиков» и картинно удалился. Делегаты от профсоюзных организаций и воинских частей избрали новый состав городской управы под председа­тельством А. Герасимова. Думу переименовали в комиссариат городского хозяйства при Совете рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Форма городского общественного правления была изменена коренным образом…, но это рассказ уже о другой эпохе.

(Продолжение следует)

 

 

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>