ДМИТРИЙ ДОНСКОЙ | videolain

ДМИТРИЙ ДОНСКОЙ

Дмитрий Донской

   Дмитрий ДонскойМосковское княжество при князе Иоанне Данииловиче Калите возвысилось над всей остальной Русью, а при его сыновьях еще более окрепло и обогатилось В конце XIV века при внуке Калиты, князе Дмитрии Иоанновиче, Московское княжество достигло уже весьма высокой степени могущества.

   Дмитрий Иоаннович воспитывался в детстве митрополитом Алексеем. Под руководством святителя московские бояре в малолетство Дмитрия Иоанновича правили Московским княжеством так осторожно и твердо, что никто из удельных князей не решался оспаривать у князя-младенца его права на великокняжеское достоинство, а если кто-то из князей задумывал смуты, митрополит Алексей умел смирять строптивых.

   Дмитрий ДонскойКогда Дмитрий Иоаннович возмужал и вступил на престол, то прежде всего озаботился усилением укреплений Москвы: вместо прежних деревянных стен он обвел ее каменными стенами с высокими башнями и сделал ее неприступной. Затем Дмитрий Иоаннович вступил в борьбу с суздальскими, тверскими и рязанскими князьями и вынудил их к повиновению воле великого князя московского как старшего над всеми князьями. Точно также строго обуздал он и своеволие новгородцев, которые вздумали его ослушаться и относиться с неуважением к митрополиту московскому. Вскоре после этого Дмитрию Иоанновйчу пршплось вступить в борьбу и с главным врагом Русской земли – татарами.

   В то время в Орде происходили раздоры между ханами и их вельможами, и эти раздоры часто приводили к кровавым междоусобным войнам. Пользуясь этими усобицами, Дмитрий Иоаннович не стал вносить дани и даже стал собирать на Волге дань с подчиненных Орде болгарских князей. Тогда могущественный татарский хан Мамай собрал огромное войско, вступил в союз с литовским князем и двинулся на Русь против Дмитрия Иоанновича.

  Но грозное приближение полчищ Мамая не поколебало мужества московского князя, который подготовился к борьбе насмерть и впервые собрал в одну рать все силы Русской земли. В московском войске было более 100 000 че­ловек. Такой грозной рати еще никогда не выставляла Русская земля!

   Собрав войско, Дмитрий Иоаннович, по обычаю всех набожных русских князей, перед началом похода обошел все московские храмы и монастыри, везде совершая молебны, делая богатые вклады и щедро оделяя нищих милостыней. Накануне выступления войск из Москвы князь посетил и обитель святого Сергия Радонежского и просил благословения у преподобного.

   Дмитрий ДонскойСвятой Сергий благословил князя и его спутников. Он обратился к великому князю со словами: «Все ли ты исполнил, чтобы избегнуть кровопролитной войны? Почтил ли ты дарами нечестивого Мамая?» —«Я все это исполнил; — отвечал великий князь. — Но он только более стал гордиться и возноситься от моей уступчи­вости», —- «Так знай же, что Господь, видев смирение твое, вознесет тебя, а его неукротимую ярость и гордость низложит». Тогда великий князь обратился к святому Сергию с просьбой дать ему двух могучих богатырей-иноков по имени Пересвет и Ослябя в его княжескую дружину. Сергий велел обоим инокам подготовиться к ратному делу и каждому из них дал от себя в дар схиму с нашитым на нее крестом. Эту схиму он велел им возложить на себя поверх шлемов и ратного вооружения. При этом преподобный, прощаясь со своими ино­ками, пророчески им сказал: «Мир вам, братья Ослябя и Пересвет! Пострадайте, как добрые воины Христовы, так как наступило уже ваше время». При прощании с князем святой Сергий еще раз утешил его словами: «Господь Бог тебе помощник и заступник! Он победит и низложит твоих супостатов и прославит тебя!»

   Дмитрий ДонскойРано утром 20 августа 1380 года войска московского князя собрались выступать из Москвы. Духовенство отслужило напутственный молебен и окропило знамена и войско освященной водой. Князь Дмитрий Иоаннович выехал перед войском и воскликнул громко, обращаясь к воинам: «Братия моя милая, не пощадим жизни своей в борьбе за веру христианскую, за святые церкви и за землю Русскую!» «Мы все готовы сложить свои головы за Христову веру и за тебя, государь великий князь!» — отвечали в один голос ратники и двинулись в дальний поход.

   Приблизившись к Дону, великий князь Дмитрий Иоаннович собрал на совет всех своих бояр и воевод. Он спросил их: «Здесь ли будем дожидаться прихода Мамая с его войском или переправимся за Дон и пойдем ему навстречу?» Более осторожные из воевод и бояр советовали не переправляться за Дон, чтобы не отнимать у себя пути к отступлению в случае неудачного исхода битвы. Но другие, более смелые, справедливо замечали: «Если перейдем за Дон, то дух в твоем воинстве будет крепкий и бодрый. Отступать будет некуда, останется только победить — или лечь костьми!»

   Дмитрий Иоаннович согласился с этим мнением. «Пойдем за Дон! — ска­зал он. — Там или победим, или сложим головы за святые Церкви, за Православ­ную Веру и за всех братий наших!» Грамо­та, присланная в тот же день преподоб­ным Сергием, еще более утвердила князя Дмитрия в его намерении, и он приказал всему войску начать переправу.

   Только успело русское войско переправиться за Дон и расположиться на лесистых холмах при впадении в Дон с правой стороны речки Непрядвы, как прискакали передовые разъезды и доложили князю Дмитрию, что Мамай поспешно наступает со всеми своими силами.

   К ночи 7 сентября татарские полчища, словно черные тучи, нахлынули к Дону и стали на холмах по другую сторону обширного Куликова поля, которое раскинулось на десять верст вдоль речки Непрядвы. Великий князь так искусно расположил свои полки, что их ни с одной стороны нельзя было обойти. Среднюю часть своего войска, так называемый большой полк, он выдвинул вперед и здесь собрал лучшие, отборные силы своей пехоты. По сторонам от большого полка великий князь поставил конницу. Сверх того, в лесу он оставил в запасе еще сильный отряд для засады. Начальство над этим полком князь Дмитрий Иоаннович поручил своему двоюродному брату и другу князю Владимиру Андреевичу Серпуховскому, а в помощники ему назначил опытного воеводу, волынского боярина Дмитрия по прозвищу Боброк.

   Незадолго перед началом битвы князь Дмитрий передал своего коня и богатый великокняжеский плащ одному из любимых бояр, ему же поручил он охранение своей великокняжеской хоругви, на которой был вышит лик Спасителя, а сам пересел на другого коня, прикрыл доспехи простым воинским плащом и стал в передние ряды своей рати вместе с простыми воинами. Как ни старались воеводы и бояре отговорить Дмитрия — он остался непреклонен и отвечал им: «Если я вам глава, то впереди вас хочу и битву начать. Я должен всем служить примером!»

Куликовская битва

   Утро 8 сентября было туманное. Туман рассеялся только часам к девяти утра, и тогда обе рати, и русская и татарская, спускаясь с холмов, двинулись к середине Куликова поля.

   Дмитрий ДонскойВпереди татар на бешеном коне мчался воин исполинского роста по прозванию Темир-Мурза (Железный князь). Он громко вызывал русских богатырей помериться с ним силой в одиночном бою. Инок-воин Пересвет, увидев татарско­го богатыря, воскликнул: «Отцы и братья! Простите меня грешного! Брат Ослябя, моли Бога за меня! Преподобный отец, игумен Сергий, помоги мне молитвой своей!» И он помчался на коне с копь­ем в руках против Темир-Мурзы. Кровавая схватка длилась недолго — оба богатыря пали мертвые. Тогда обе рати с громкими криками устремились одна против другой, сошлись, смешались — и началась знаменитая Куликовская битва.

   Свыше двухсот тысяч человек в течение нескольких часов резались и бились в рукопашном бою на пространстве десяти верст. Ни та, ни другая сторона не уступала. В некоторых местах давка доходила до того, что кони и люди задыхались от тесноты и падали замертво. Натиск громадных татарских полчищ был так ужасен, что все передовые русские полки были уничтожены в начале боя. Однако главные русские силы выдержали натиск, и только на левой стороне татары сломили наши полки и заставили их податься назад. И вот в то время, когда татары уже одолевали русских в этой части поля, находившийся в засаде отряд под начальством князя Владимира Андреевича и боярина Дмитрия ударил в тыл татарам из засады.

Дмитрий Донской

   Неожиданное нападение свежих сил озадачило татар и ободрило русских. Татары смешались, дрогнули, а русские войска разом ударили на них и вынудили к отступлению, жестоко поражая их повсюду. Наконец татары не выдержали — и обратились в бегство. Мамай, смотревший на битву с высокого холма, первый вскочил на коня и покинул свое войско. Русская конница преследовала бегущих по пятам и на десяток верст покрыла степь телами врагов. Победа была полная! Весь лагерь неприятеля со всеми богатствами достался победителям.

   Когда князь Владимир Андреевич и другие оставшиеся в живых воеводы стали трубить в трубы на Куликовом поле, возвещая победу, около них собрались все оставшиеся в живых русские ратники. Они молились и плакали от радости, но вместе с тем были напуганы тем, что нигде не было видно главного героя битвы, главного виновника торжества — великого князя Дмитрия Иоанновича. Многие видели его во время битвы в разных местах поля; но никто не мог сказать, жив ли он или убит, и где именно следовало искать его в тех грудах тел, которыми на ог­ромном пространстве было завалено все Куликово поле.

  Дмитрий ДонскойПосле долгих поисков наконец удалось отыскать князя Дмитрия Иоанновича в стороне от поля битвы: он лежал без сознания под срубленным деревом. Его доспехи и шлем были иссечены, измяты ударами и забрызганы кровью врагов. Все князья и бояре поспешили к тому месту, где лежал князь Дмитрий, сошлись ей и поклонились ему до земли. «Брат милый, великий князь Дмитрий Иоаннович! Ifa– воскликнул князь Владимир Андреевич. — Слава Господу Богу и Пречистой Его Матери! Молитвами и помощью угодников мы победили супостатов!»

   Великий князь очнулся, но не мог прийти в себя и даже не сразу понял, кто говорит с ним. Наконец, собравшись с силами, он сел на коня и стал объезжать поле битвы, проливая слезы над столькими тысячами храбрых русских воинов, положивших душу за Русскую землю и за веру отцов. Оказалось, что после жесто­кой битвы осталось налицо не более половины нашего войска, и Русская земля надолго, по выражению летописца, «оскудела и воинами, и воеводами».

  Великий князь Дмитрий Иоаннович с честью похоронил убитых русских воинов на Куликовом поле, отслужил по ним панихиду и, возблагодарив Всевышнего за дарованную победу, двинулся в обратный путь к Москве.

   Всюду с восторгом встречаемый духовенством и народом, князь Дмитрий прибыл в Москву 28 сентября, щедро наградил воевод и воинов, оделил богаты­ми вкладами монастыри и церкви и позаботился об участи вдов и сирот убитых в Куликовской битве воинов.

   Дмитрий ДонскойРусской Церковью на вечные времена установлено поминовение убиенных на Куликовом поле ратников в Дмитриевскую субботу (последнюю перед 26 октября).

   В русском народе сложились исторические песни «о Задонщине князя Дмитрия Иоанновича», то есть о его походе «за Дон». Сам великий князь Дмитрий   прозван был в народе Донским, а его ближайший помощник, князь Владимир   Андреевич, получил прозвание Храбрый.

Подпишись на обновление сайта, получай новые статьи на почту:

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>