ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ РОССИИ Часть 1

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ РОССИИ Часть 1

    Власть большевиков от Владивостока до Волги оказалась сброшенной. К сентябрю 1918 года в Уфе при поддержке восставших чешских частей было сформировано эсеро-кадетское правительство Директории. Новая власть переехала в Омск и вскоре была признана на большей части освобожденных от большевиков территорий Сибири и Дальнего Востока. Однако это правительство не пользовалось популярностью ни у союзников, ни у офицерства, ни у казаков.

   В ночь на 17 (30) ноября в Омске восстало Сибирское казачество, требуя отставки Директории и установления сильной военной власти, способной организовать борьбу против большевиков. Осуществление Верховной государственной власти было решено поручить А. В. Колчаку, произведя его в чин адмирала и присвоив ему наименование Верховный Правитель. Так с 18 ноября (1 декабря) 1918 года ученый-полярник и флотоводец А. В. Колчак стал Верховным Правителем России.

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ РОССИИ Часть 1

   У армии появилась надежда на успехи. Из остатков учредиловской Народной армии выделялись наиболее боеспособные части – каппелевцы, ижевцы, воткинцы. Началась мобилизация в армию Колчака. Вначале армия достигла значительных успехов и перешла от обороны к наступлению.

   Теперь картина маслом. Власть и расстановка сил на востоке России к концу 18-го началу 19-го годов.

   От Урала до Иркутска шла территория непосредственно подконтрольная Верховному Правителю адмиралу А. В. Колчаку со столицей в г. Омске. О Колчаке, которого поддерживали союзные страны Антанты, большевики распевали свои куплеты на мотив песенки «Ах, шарабан мой, американка»: «Мундир – английский, погон – французский, табак – японский, правитель – омский».

   Вообще-то песенка «Шарабан» была одно время как бы боевым гимном Поволжской Народной армии Комуча (Комитет членов Учредительного собрания), образованной после взятия чехами Сама­ры в июне 1918 года. Распевая эту песенку, повстанцы шли в атаку на красных. Эта песня пользовалась огромным успехом у каппелевцев, взявших Симбирск, которыми командовал полковник Владимир Оскарович Каппель. В августе они же захватили Казань, откуда вывезли весь государственный золотой запас. Осенью, после того, как остатки Народной армии, потерпев ряд поражений, бежали на восток и слились с колчаковцам, «Шарабан» обрел громадную популярность в колчаковских войсках, в том числе и у атамана Григория Семенова. Потом эту песню распевали как белые, так и крас­ные по всему Восточному фронту. Причем, каждый исполнял свой вариант. У белых был свой вариант:

… «Порвались струны Моей гитары,

Когда бежала Из-под Самары.

Припев:       Ах,    шарабан    мой,

Американка,

А я девчонка,

Я шарлатанка!

Помог бежать мне Один парнишка,

Из батальона Офицеришка.

Припев.

и далее:        А       выпить хоцца,

А денег нету —

Со мной гуляют Одни кадеты. …»

   Основной базой Колчака стала Западная Сибирь и Урал. Оренбургская губерния и Уральская казачья область были прифронтовой зоной. К востоку от Красноярска власть Колчака ослабевала, а за Иркутском и далее просто сходила на нет. Дальше от Байкала до Хабаровска творилось черт знает что. В этот период всесильными «владыками» почувствовали себя в Забайкалье – Г. М. Семенов, в Амурской области – И. М. Гамов, в Хабаровске и части Приморья – И. М. Калмыков. Кажущаяся «независимость» этих атаманов опиралась на помощь японцев.

   В Забайкалье «правил» 28-летний самозваный атаман Забайкальского Казачьего Войска Г. М. Семенов. Разбив летом 18-го года красноармейские отряды С. Г. Лазо, он разместил свою резиденцию в Чите.

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ РОССИИ Часть 1

   В войсках Семенова с момента образования Особого маньчжурского отряда было немало японских военных советников и инструкторов. Власти над собой он не признавал никакой, став единоличным хозяином громадной территории, включающей в себя нынешнюю Бурятию, Читинскую область и часть Амурской. Японцы снабжали его отряды всем необходимым, поддерживали как военной силой, так и финансами. Для них Семенов, находившийся в полной зависимости, был гораздо выгоднее Колчака, который мечтал о сильной и единой России. Чувствуя поддержку японцев, Семенов вел себя вызывающе по отношению к Колчаку: досматривал все составы, проходящие с востока на запад и обратно по транссибирской магистрали через подведомственную ему территорию. Необходимые для него грузы он попросту захватывал, проходящие поезда грабил. Захватывал целые эшелоны с оружием и снаряжением, идущие из Владивостока в Сибирь для колчаковской армии. Американцы были вынуждены сопровождать свои составы бронепоездами и разоружать семеновцев.

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ РОССИИ Часть 1

   Мало того, бравый есаул прервал телеграфную связь между Омском и Дальним Востоком и отказался выполнять распоряжения Колчака. Верховный Правитель в конце ноября 1918 года издал приказ, в котором объявил Семенова изменником и приказал ликвидировать «семеновский инцидент». Но за атамана горой встало японское командование. Японский генерал Юхи, заявил, что «Япония не допустит никаких мер против Семенова, не останавливаясь даже перед применением оружия…» После вмешательства союзников, которые «надавили» на Японию, договорились миром. Атаман признал власть Верховного Правителя, ему простили прежние грехи и назначили командовать Среднесибирским Корпусом, состоящим из его войск, которыми он и раньше командовал.

   В Хабаровске сидел другой атаман. Атман Уссурийского казачьего войска есаул И. М. Калмыков – разбойник, на котором клейма негде ставить.

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ РОССИИ Часть 1

Командующий американским экспедиционным корпусом генерал У. Гревс писал о Семенове и Калмыкове: «…Калмыков знаменитый убийца, разбойник и головорез, самый отъявленный негодяй. Там где Семенов приказывал убивать другим, Калмыков убивал своей собственной рукой и в этом разница между Калмыковым и Семеновым». Впоследствии, когда Семенов посетил США, американская пресса припомнила ему грабежи, пытки, убийства и насилия и потребовала суда над ним. Семенов был даже арестован, но вскоре выпущен и поспешно покинул США.

   Военный прокурор Приамурского округа колчаковской армии по материалам следствия прислал в Омск в сентябре 19-го года заключение «о деяниях мещанина Ивана Калмыкова», причем, только список расследованных преступлений доблестного атамана занимал 20 страниц. Семенов и Калмыков на фронт не совались, воевали в основном с партизанами, особенно весной 1919 года, как только потеплело. Приходили в станицу партизаны – расправлялись с семьями белых казаков, приходили казаки – расправлялись с семьями партизан. Если партизан «доставали» в тайге, то те уходили в Китай. Давали взятки награбленным золотом китайским начальникам, и те позволяли прятаться у них на территории. Зверство процветало как со стороны белых, так и со стороны красных. Казаки и партизаны по методам не отличались друг от друга. Застенки семеновской контрразведки на ст. Маккавеево, которые даже колчаков­цы прозвали «мясорубкой», и калмыковские «вагоны смерти», окрашенные в желтый цвет казачьих лампас (официально называемые «походная полевая гауптвахта атамана Калмыкова»), наводили ужас на все местное население. Партизаны были не лучше – если белые и брали пленных, то красные поголовно уничтожали их самыми зверскими и жестокими способами.

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ РОССИИ Часть 1

   В Приморье царил относительный порядок. Там стояли корабли союзников и правил колчаковский уполномоченный генерал Хорват.

   Обстановка на КВЖД. После 1917 года КВЖД продолжала оставаться формально в ведении Русско-Азиатского банка, который находился в Париже. В апреле 1918 года в г. Пекине состоялась конференция «акционеров», в которой приняли участие представители Китая, Франции, США и Японии. Россию представлял царский генерал Д. JI. Хорват, исполняющий обязанности управляющего КВЖД. В 1919 году было принято «компромиссное» решение – КВЖД передать под охрану китайских войск, в Харбине разместить воинские части США, а на станции Маньчжурия – японских военнослужащих.

   На Севере не было вообще никакой власти. И местное население, и проживающие там русские были предоставлены самим себе.

   До прихода Колчака сытая Сибирь жила вольготно. Мировая война ее практически не коснулась. Два года с 17-го по 18-й деревни и села за Уралом вообще жили без всякой власти, не платя никаких податей и налогов. Правительства менялись, как перчатки, где-то далеко в городах по Транссибирской магистрали, но это глухих сибирских таежных углов никак не касалось. Всех «прелестей» советской власти Сибирь не испытала. К лету 18-го, когда отсюда «турнули» большевиков, сюда еще не добрались ни ЧК, ни продотряды. Сибирских мужичков не коснулись ни продразверстка, ни реквизиции, ни красный террор. К большевикам они относились индифферентно. Пришли чужаки, обещают мужику землю, а в Сибири ее и так достаточно. Обещают прекратить войну, но и та особо глухих сибирских мест не коснулась. Поэтому против красных они рьяно и не выступали, но и были не против, когда большевиков выгоняли из Сибири. Больно уж много среди этих пришлых разного сброда: и каторжане, и «нехристи», и прочие бездельники, не желающие работать. С приходом Колчака райская жизнь у мужика в Сибири кончилась. Колчак начал взимать забытые налоги, провел мобилизацию… Мужик кинулся в бега, его отлавливает милиция. А с дезертирами особо не церемонятся. Да и новая колчаковская администрация тоже не сахар. Вот получилось, что Колчак принес крестьянину одни напасти – налоги, мобилизацию, чиновников-взяточников и лихоимцев, да и войну приблизил к самому порогу.

   Куда бедному крестьянину податься? Он схватил ружьишко – и в леса… И началась партизанщина. Каких только отрядов не было. Были, считающие себя большевистскими, но не знающие толком что такое большевизм. Были отряды анархические, не признающие никакой власти. Были просто разбойничьи, желающие просто пограбить не только «буржуев», но и поживиться за счет богатого соседа.

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ РОССИИ Часть 1

   На Дальнем Востоке партизанские отряды возникли, в основном, на базе разгромленных красногвардейских отрядов, которые спасались от сомкнувшихся здесь белых фронтов в 18-м году, в глухой тайге или Китае. Эти, одичавшие за зиму в глухой тайге остатки отрядов, превратились в банды, занимающиеся грабежами, насилием и убийством. В плен никого не брали, т.к. тех нужно было кормить. Грабили и убивали не только «буржуев», к которым причисляли всех мало-мальски интеллигентных и грамотных людей, но и священнослужителей, богатых крестьян и всех, кто попадал под «горячую» руку. В Забайкалье, где и раньше русские жили не в ладах с бурятами и тунгусами, теперь вовсю отыгрывались на местном туземном населении. Естественно тунгусы и буряты стали поддерживать белых. Стихийное партизанское движение начало приобретать массовые формы. Выступили против Колчака и эсеры. Они не могли ему простить арест Комитета членов Учредительного собрания, созданного в Самаре и разлагавшего армию своей пропагандой.

   С лета 1919 года обстановка не только в тылу, но и на фронте резко изменилась. Качество Красной армии по сравнению с 1918 годом значительно возросло. Свирепыми расстрельными мерами насаждалась дисциплина. В армии командовали уже не горлопаны-комиссары и анархиствующие главари, а офицеры и генералы с опытом мировой войны, офицеры генштаба. Если в 1918 году в Красную армию добровольно пошли служить не более 10% так называемых «военных специалистов» – офицеров русской армии, то в июне 1919 года большевики провели уже первую мобилизацию «военспецов». За время Гражданской войны в Красной армии служили до 75 тысяч офицеров из 150 тысяч живших тогда в России. Около 50 тысяч воевали у белых или разных атаманов и «батек», остальные не воевали нигде. В Красной армии из 20 командующих фронтами 17 были офицерами бывшей царской армии. Из 100 командующих армиями – 82. Все начальники штабов всех армий и дивизий – бывшие офицеры царской армии. Троцкий любил говорить, что «Красная армия похожа на редиску. Только снаружи Красная, а внутри – тоже белая». Однако все лучшее офицерство белых находилось на юге России. С момента чехословацкого мятежа пробраться из центра России на Дон или Кубань было легче, чем в далекую Сибирь. Из 17 тыс. офицеров в армии Колчака всего около 1 тысячи было кадровых. Остальные – в лучшем случае запасники или прапорщики производства военного времени. Сам Колчак в сухопутной стратегии и тактике разбирался плохо. А вокруг него командные высокие посты занимали в основном те, кого наверх вынесла мутная пена белоповстанческого движения. Колчаку катастрофически не хватало не только талантливых, но и просто грамотных военачальников.

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ РОССИИ Часть 1

   Под ударами превосходящих сил Красной армии колчаковские войска покатились на восток. В стане колчаковских войск началось разложение армии. Участились случаи сдачи в плен красным целыми подразделениями насильно мобилизованных вояк. Казаки, не вступая в бой, расходились по своим станицам. Весь тыл охвачен партизанским движением.

   Союзники, которые раньше обещали поддерживать порядок в тылу своими войсками, отказались выступать против партизан (кроме японцев на Дальнем Востоке). Чехи, которые выступили в роли поджигателей междоусобной войны, быстро покинули фронт и ушли в тыл, предоставив русским воевать с русскими. Они отказались от участия в боевых действиях и взяли на себя охрану железной дороги. Они заняли лучшие казармы и наедали себе брюхо на русских харчах. В России они награбили много добра. Чешский корпус насчитывал около 40 тысяч солдат и занимал 120 тысяч железнодорожных вагонов. Красные воевать с чехами не хотят, колчаковцам с ними тоже связываться нет резона. На вокзалах развевались чешские белокрасные флаги и нельзя было понять, как говорили колчаковские солдаты, «за белых эти проклятые чехи или за красных». Потому как и тех и других чехи старались к железной дороге не подпустить.

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ РОССИИ Часть 1

   С этого времени власть Колчака была обречена. Фронт, затрещавший по всем швам, покатился к Омску. Началась запоздалая эвакуация Омска. Чехи первые рванули из города. Эвакуировались не только учреждения белых и «буржуи», но и мирные обыватели и даже рабочие. Началось повальное бегство. Эшелоны сплошным потоком шли на восток и только на восток. Билетов на поезда никто не брал. Никакого расписания не было. Никаких классных вагонов. Теплушки, товарные вагоны сплошь были забиты людьми. Грязь, мат, холод. Впечатление – как будто вся Россия бежала от большевиков. В вагонах перемешались все сословия – дворянство, духовенство, купечество, крестьянство, профессура и учителя, писатели и чиновники… Паровозы водой и топливом обеспечивали сами пассажиры. Деревья, заборы, сараи, сортиры – все что могло гореть – все шло на топливо. А вдоль железной дороги, утопая в снегу, замерзая в пути, двигались колонны тех, кто не смог обеспечить себе место в поездах. «В те 1917-1920 года вся Россия поднялась с веками насиженных мест, встала на колеса, села на сани, вышла на рельсы, на снег и побежала из краев, охваченных огнем кровавой борьбы, стремясь достигнуть тех мест, где еще сохранился мир…» (В. Н. Иванов).

   Колчак был в Омске до последнего. 12-го ноября он отправил эшелон, в котором находилось 29 пульманов с золотым запасом на сумму 414,254 млн золотых рублей, а сам покинул город на следующий день. После взятия Омска Восточный фронт был ликвидирован. Преследование Колчака большевики поручили одной 5-й армии.

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ РОССИИ Часть 1

   Охраняющие магистраль чехи были полными хозяевами на всей железной дороге от Новониколаевска (Новосибирск) до Иркутска. Командование чехословацкого корпуса отдало приказ по своей армии: приостановить отправку русских эшелонов и не пропускать их за станцию Тайга, пока не пройдут все составы с чехами. По железной дороге двигались не только составы с частями чехословацкого корпуса, но и значительное количество эшелонов с награбленным чехами барахлом и имуществом. Продвижение по железной дороге, забитой составами, шло еле-еле. Русские поезда останавливались, загонялись в тупики, паровозы у них отбирались.

   «Страшны были эти огромные печальные эшелоны, где метались в жару брошеные больные. Там скоро исчезали и запасы продовольствия. Слабые, уже выздоравливающие люди погибали от голода и жажды, замерзали в нетопленных вагонах.

   Число мертвецов в вагонах росло. Проходя по невероятно загаженным путям, мы постоянно видели торчащие с площадок, из дверей вагонов белые, как бумага, ноги покойников. Обувь, конечно, уносили живые.» (В. Н. Иванов)

   «121 эшелон – санитарные, тыловые, с гражданскими беженцами – встали, лишенные паровозов. Кому повезло – на станциях, а большинство – на глухих таежных полустанках и разъездах, обреченные на замерзание среди сибирской зимы, на смерть от голода и болезней. Целые вагоны вымирали от тифа. На поезда, лишенные защиты, нападали партизаны, а то и просто местные крестьяне, грабили и убивали пассажиров.» (В. Шамбаров)

   Среди этого хаоса поезд Колчака и золотой эшелон кое-как добрались до Нижнеудинска, расположенного в 500 км от Иркутска. Генерал Жанен из Иркутска распорядился не пропускать дальше оба эшелона «в видах их безопасности». Чехи, ссылаясь на приказ, тут же отцепили и угнали оба паровоза. В это время в Иркутске началось восстание, и власть перешла в руки Политическому центру – организации меньшевиков и эсеров. Положение Колчака стало безвыходным. 4-го января адмирал подписал отречение от власти, назначив Верховным Правителем России А. И. Деникина. «На территории Российской восточной окраины» он передал всю полноту власти атаману Семенову, которому ранее уже присвоил звание генерал-лейтенанта. 10-го января эшелон с Колчаком и «золотым запасом» вышел из Нижнеудинска под охраной чешских легионеров. Чехи 15-го января 1920 года на станции Иннокетьевская, в 7 км от Иркутска, выдают А. В. Колчака с бывшим премьер-министром его правительства В. Н. Пепеляевым иркутскому эсеровскому Политцентру. Генерал Жанэн, который принимал Колчака под защиту «флага Франции» не сдержал своего слова. Возмущенный таким предательством, генерал А. В. Сыробоярский по офицерской традиции вызвал Жанэна на дуэль, чтобы тот своей кровью смыл свой позор. Однако Жанэн, сославшись на срочные дела, быстро рванул в направлении Франции.

   ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ РОССИИ Часть 1У чехов же была одна задача: им нужно со всем барахлом выехать из Иркутска без ненужных «приключений», тем более, что все союзные миссии уже успели удрать на восток. Поэтому 7 февраля на станции Куйтун в обмен на паровозы и вагоны чехи передают Советам золото Колчака и подписывают договор о нейтралитете. За выдачу Колчака чехам разрешено было вывезти часть золотого запаса. Это золото ляжет потом в основу золотого запаса независимой Чехословакии, которое возникнет на территории бывшей Австро-Венгрии. Из Казани в руки Колчака попало золото на сумму около 650 млн рублей. В Советскую Россию после разгрома Колчака вернулось около 409 млн рублей. Из Омска Колчаком было вывезено золотого запаса на сумму около 414 млн руб.

   В Советскую Россию вернулось не все количество золота, вывезенного Колчаком из Омска. Недостача составила примерно 4-5 млн руб. золотом. Вокруг этой недостающей суммы уже много десятилетий кипят споры. Обвинять Колчака в этой недостаче нельзя по той простой причине, что никаких драгоценностей, серебра и денег у него при себе и в его вагоне не было – о чем свидетельствует стенографический отчет о сдаче Колчака и его премьер-министра Пепеляева в Иркутске. Основной свидетель и обвинитель Колчак – срочно расстрелян. Виновные не установлены, да и устанавливать их особо никто не стремился.

   Эсеровский Политцентр до этого передал Колчака и Пепеляева большевистскому Ревкому. По странному совпадению ранним утром в день передачи золота адмирала А. В. Колчака и премьера В. Н. Пепеляева по решению Иркутского ревкома расстреливают на берегу реки Ушаковки близ ее впадения в Ангару Трупы раздели догола и бросили в прорубь на Ангаре. Таким образом, Колчак своей жизнью заплатил за золото и бескровную эвакуацию чешских частей из Иркутска.

   И покатилась по всему фронту красная частушка:

«Ах, шарабан мой Совсем разбился – Зачем в Антанту Да я влюбился?

Мундир сносился,

Погон свалился,

Табак скурился,

Правитель смылся.

Омск заняли,

Иркутск отняли,

И с шарабаном Колчака забрали.

   Под Иркутском уже стояли войска генерала Войцеховского, в городе было неспокойно. Иркутск был объявлен на осадном положении. К городу подошли самые лучшие и надежные части войск Колчака, не пожелавшие дезертировать и капитулировать – это были ижевцы, воткинцы, каппелевцы. Отбиваясь от наседавших войск 5-й армии красных, прорываясь с боями через восставшие партизанские зоны и края, они отступали, утопая в снегах, по старому Сибирскому тракту, страдая от голода, холода и болезней. Тысячи километров по тайге, по руслу замерзших рек, по бездорожью. Бросается артиллерия, т. к. пушки по лесам не протащить. В тайге нет корма для лошадей. Не хватает лошадей – бросается все лишнее вооружение.

   При переправе через реку Кан сани, в которых ехал их главно­командующий В. О. Каппель провалились под лед. Вытащенный из воды на тридцатиградусном морозе генерал продолжал путь, даже не поменяв обувь.

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ РОССИИ Часть 1

   В ближайшей деревне, без наркоза, без обработки раны простым ножом доктор отрезал ему пальцы ног и кусок пятки. Но и это его не спасло. Он умер, мгновенно схватив на жестоком сибирском морозе воспаление легких.

   Дальше армию вел бывший начальник штаба 24-летний генерал Войцеховский. Пройдя почти две тысячи километров по суровой сибирской тайге, голодные, больные и обмороженные, они в конце января вышли к железной дороге у станции Зима, разгромив высланные против них части красных войск. В отчаянном порыве с ходу взяли Черемхово в 140 км от Иркутска, и, требуя освобождения Колчака, не только прорвались к Иннокентьевской, но и начали ожесточенные бои за Иркутск. Стороны дрались насмерть, пленных никто не брал. Практически Иркутск был обречен. Больные и обмороженные, без артиллерии каппелевцы в едином порыве уже прорвали линию городской обороны. Но вмешались чехи, которые боялись, что развернувшиеся военные действия помешают выполнению достигнутых с красными соглашений и сорвут не только эвакуацию войск, но и вывозку награбленного барахла.

   Было ясно, что сражение с откормленными, отдохнувшими и хорошо вооруженными чешскими легионерами остаткам каппелевских войск успеха не принесет. Штурм был сорван. Белые части отошли от города и стороной ушли за Байкал. И опять Войцеховский вел свои войска через пургу и метели, по льду Байкала, замерзая и проваливаясь по пояс в снежные сугробы, пока они не вышли на Верхнеудинск (Улан-Уде) к Семенову. Туда же пробилась группа генерала Сукина, состоящая из оренбургских казаков и сибирских пехотных частей. Таким образом, Семенов неожиданно получил солидное подкрепление из опытных и боеспособных каппелевских частей. В руках Семенова оставался юго-восток Читинской области и часть Бурятии.

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ РОССИИ Часть 1

   31-го января произошел переворот во Владивостоке, и власть перешла к Земской управе – коалиционному правительству из эсеров, меньшевиков, земцев и большевиков. Колчаковские войска в Приморье перешли на сторону новой власти. Кроме того, в Приморье открыто обосновались партизанские отряды Лазо. Их основные силы находились в Спасске и Имане (Дальнереченске), т. к. во Владивосток японцы их особо не пускали. В конце февраля 1920 года Советское правительство официально признало Приморскую областную управу.

   Временное правительство Приморской области 3-го февраля отправило экспедиционный отряд на Хабаровск для освобождения города от войск генерал-майора Калмыкова. По соглашению с японскими властями 16-го февраля революционные части вступили в Хабаровск. Однако за три дня до этого Калмыков своим приказом распустил подчиненную ему дивизию и со своим добровольческим Особым казачьим отрядом в количестве 610 человек, покинув город, бежал в Китай, где за свои преступления против китайцев он был арестован. По пути он прихватил из хабаровской конторы Госбанка 38 пудов золота. Все золото атаман не мог взять с собой и приказал своему адъютанту войсковому старшине Клоку часть золота передать на хранение под расписку японцам, что тот и сделал. Японцы вывезли полученное золото в Японию, где оно осело в местных банках. В сентябре 1920 года при попытке к бегству Калмыков был убит китайским конвоем в г. Гирине.

<

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>